Добро пожаловать!
Www.istmira.Ru
 
Первобытное общество
Древний мир
Средние века
Новое время
Новейшее время
Первая мировая война
Вторая мировая война
История России
История Беларуси
Различные темы



Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Гапоновский клад и его культурно- исторический контекст - Страница 127

Кроме погребений с ингумациями, в ареале пеньковской культуры известны три поселения со специализированными ремесленными функциями. Первые два (Мачухи и балка Канцирка) были центрами производства гончарной керамики [Макаренко 1911; Смшенко 1975, с. 118-160]. Из них лучше всего исследована балка Канцирка. Раскопки этого комплекса производились начиная с 30-х по начало 70-х гг (правда, со значительными перерывами), при этом исследованы 3 селища, жители которых специализировались на изготовлении гончарной посуды. В общей сложности изучено 18 горнов, 6 жилых и производственных помещений и 5 хозяйственных построек [Смшенко 1975, с.118,119].

Гончарная керамика канцирского типа представляет собой важный показатель при датировании пеньковских памятников Среднего Поднепровья. В системе относительной хронологии

О. М.Приходнюка она является одним из признаков второй хронологической фазы пеньковской культуры. Тем не менее, дата начала производства этой керамики и время функционирования гончарных центров в балке Канцирке и Мачухах является предметом дискуссии. Так по мнению Г. М.Минаевой канцирская керамика появляется не ранее конца 7 в., а "период расцвета" канцирского центра относится к более позднему времени. Г. М.Минаева убедительно показала, что весь комплекс ремесленных традиций канцирских мастеров имеет северокавказское происхождение: от конструкций гончарных печей, до характера обжига, обработки поверхности, форм и орнаментации сосудов [Минаева 1961, с. 119-128]. Мнение о поздней дате канцирской керамики разделял и Е. А.Горюнов. Он отмечал, что фрагменты сосудов канцирского типа встречены на поселениях, кроме пеньковских, содержащих более поздние слои, например в Стецовке [Горюнов 1981, с.79].

Близки к идеям Е. А.Горюнова точки зрения О. А.Щегловой и М. Казанского - Ж.-П. Содини [Щеглова 1987, с. 129-130; Кагапзкф 8обт1 1987, р.85-87]. Памятники с канцирской керамикой, по их мнению, являются в хронологическом отношении промежуточными между пеньковскими и во-лынцевскими на Днепровском Левобережье и более поздними, чем пеньковские на правом берегу Днепра. К числу памятников этого "особого типа древностей" указанные авторы относят, кроме верхнего горизонта Стецовки, группу поселений в междуречье Ворсклы и Псла, которая была обнаружена во время разведок ЛОИА АН СССР: Белокони,, Лаврики, Чередняки и ряд других, в т. ч. и один из комплексов на поселении Вовки (постройка 9).

Мнение об относительно поздней хронологической позиции пунктов с находками канцирской керамики, таким образом, достаточно широко распространено среди исследователей древностей Поднепровья эпохи раннего средневековья. Тем не менее, оно находится в разительном противоречии с относительно ранними археомагнитны-ми датами горнов Канцирки: горн 13 - вторая половина 6 в., горны 12 и 17 - конец 6 - начало 7 вв. [Смшенко 1975, с.155].

В последнее время появились сведения о достоверных находках канцирских сосудов в пеньковских комплексах. Наиболее ярким свидетельством сосуществования пеньковской и канцирской керамики является жилище 3 Будищ, в углистом заполнении которого обнаружен развал изготовленного на круге кувшина вместе с характерными фрагментами лепных сильнопрофилирован-ных сосудов, обломками венчиков с налепными валиками и т. д. [Приходнюк 1990, с.87, рис.7].

Для того, чтобы определить дату функционирования центров в Канцирке и Мачухах, следовало бы рассмотреть хронологию аналогий керамике канцирского типа на Кавказе, т. е. на новом материале сделать работу по методу Т. М.Минаевой.

Исследованиями подобного рода в настоящее время занимается В. Ю.Малашев, специалист по средневековой кавказской керамике. По его мнению, сосуды из Канцирки и Мачух наиболее близки керамике района Кавказских Минеральных вод, а по ряду признаков (желобчатое горло, сетчатый декор на плечиках, для больших кувшинов - орнаментация тулова вертикальным полосчатым лощением и тремя коническими нале-пами, в качестве архаического элемента используются вертикальные фигурные налепы) находят соответствие в материалах тех этапов Мокрой Балки, для которых характерно использование геральдической поясной гарнитуры (см. главу 3 нашей монографии и приложение 4 к ней).

Как было показано выше, детали поясных наборов этого стиля встречаются и на пеньковских памятниках, а также в "антских" кладах первой группы. Производство керамики северокавказского облика в бассейне Днепра, таким образом, началось еще в период существования пеньковской культуры. Археомагнитные даты Канцирки, следовательно, не так уж невероятны. Они вполне укладываются в широкие рамки бытования геральдического стиля.

К сожалению, установить, с каким именно этапом функционирования канцирского центра связана гончарная керамика из пеньковских комплексов, пока невозможно: материалы балки Канцирки опубликованы выборочно, комплексы из печей 12,13 и 17 в монографии А. Т.Смиленко не приводятся. Кроме полной публикации, требуется и монографическое исследование канцирского центра - с изучением стратиграфии и соотношения наборов вещей (сосудов в первую очередь) из объектов. Без этого логика развития канцирской керамики не ясна.

Наличие гончарной керамики, типа той, что производилась в Канцирке и Мачухах, в объектах верхнего горизонта Стецовки, который по мнению Л. М.Рутковской является более поздним, чем пеньковский слой этого памятника [Рутковская 1974], заставляет предположить, что гончарные центры Поднепровья, производившие керамику кавказского круга, пережили гибель пеньковской культуры и продолжали в течении некоторого времени функционировать и позже. Не исключено, в этой связи, что отчасти прав Е. А.Горюнов и его последователи. Тем не менее, "казус Стецовки" является пока единичным документированным случаем такого рода. Наблюдение

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •