Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Загадки первых русских князей


говорят волхвы, но все то ложь, конь умер, а я жив». И приказал оседлать себе коня: «Посмотрю на кости его». И при-

В.М. Васнецов. Встреча Олега с волхвом

Олег и его «старый» конюх. Миниатюра Радзивиловской летописи

ЗАГАДКИ ПвРВЫХ РуООКИХ КНЯЗвЙ

ехал на то место, где лежали его голые кости и голый череп, слез с коня, посмеялся и сказал: «Не от этого ли черепа смерть мне принять?» И ступил ногою на череп, и выползла из черепа змея и ужалила его в ногу. И оттого разболелся и умер он. Оплакивали его все люди плачем великим, и понесли его, и похоронили на горе, называемой Щековицей. Есть могила его и доныне, слывет могилой Олеговой. И было всех лет княжения его тридцать и три».

Итак, ответ на вопрос: «Кто в Киеве стал первым княжить?» — кажется логичным и стройным: Кий, Щек и Хорив основали город, пришедшие с севера Аскольд и Дир усилили его, а явившийся следом за ними Олег за несколько лет покорил пространство Восточной Европы от Новгорода до Киева. Правда, ясность ответа на самом деле лишь кажущаяся.

26

Начнем с известия о Кие, Щеке, Хориве и Лыбеди. Историки неоднократно высказывали сомнения в существовании киевских братьев-основателей. Так, академик Б.Д. Греков писал о Кие: «Более чем вероятно, что никто этого героя никогда и не видал, но он стал совершенно необходимым, когда понадобилось дать ответ на вопрос, кто же первый начал в Киеве княжить»17. Дело в том, что легенды о древних родоначальниках, основателях городов существуют у многих народов. Восточные славяне не исключение. Достаточно вспомнить легендарных родоначальников племен вятичей и радимичей — Вятко и Радима, или не менее легендарных основателей городов — князей Черного (основавшего якобы Чернигов), Тура (Туров), Менеска(Минск)ит.д. Имена этих князей-«основателей» появились из названия города. Так его жители пытались представить себе его появление. Вероятно, и Кий появился в народных преданиях из стремления объяснить происхождение Киева, а из гор Щековицы и Хоривицы и реки Лыбеди «народились» в народном сознании его родственники. Поскольку Киев возник из объединения нескольких поселений, разбросанных по окрестным горам, выглядит вполне правдоподобным предположение академика Д. С. Лихачева о том, что «первоначально это предание имело культовое значение и сохранялось в Киеве в связи с почитанием киевлянами своих пращуров. Раскопки последнего времени ясно доказали, что на указанных в этом предании трех киевских урочищах — Владимировой горе у Боричева взвоза, на Щековице и на Хоривице — находились древнейшие киевские поселения. Возможно, что первоначально Кий, Щек и Хорив не считались братьями — каждый из них почитался самостоятельно в каждом из трех указанных поселений. Братство их явилось в легенде как бы закреплением союза» киевских поселений18. Отметим, что сам же летописец показывает запутанность истории Кия, Щека и Хорива, вступая в полемику с теми, кто рассказывал о них иначе.

Возможно и то, что легенда о Кие, Щеке и Хориве была заимствована древнерусскими книжниками из какого-то иностранного источника. Так, в армянской «Истории Тарона», которую приписывают сирийцу, епископу Зенобу Глаку (VII век), содержится среди прочих преданий и легенда о братьях Куаре, Мелтее и Хореане: «И дал (царь Валаршак) власть трем их (братьев Гисанея и Де-метра, князей «индов», изгнанных из своей страны царем Динас-кеем, а затем убитых в Армении Валаршаком) сыновьям — Куа-ру, Мелтею и Хореану. Куар построил город Куары, и назван он был Куарами по его имени, а Мелтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мелтей; а Хореан построил свой город в области Палу ни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времен, посоветовавшись, Куар и Мелтей и Хореан поднялись на гору Каркея и нашли там прекрасное место с благорастворением воздуха, так как были там простор для охоты и прохлада, а также обилие травы и деревьев. И построили они там селение, и поставили они двух идолов: одного по имени Гисанея, другого по имени Деметра»19. Как видим, имена двух из трех братьев напоминают имена братьев — основателей Киева (Кий — Куар и Хорив — Хореан), и в обеих легендах совпадают некоторые детали повествования (каждый из братьев сначала живет на своем месте, позднее братья строят городок на горе и т.п.). Как попала к летописцам эта легенда, неясно, однако можно предположить, что она помогла летописцам, обнаружившим сходство имен героев армянской легенды с названиями киевских урочищ, составить историю киевских братьев-основателей.

28 ЗАГАДКИ ПвРВЫХ руООКИХ КНЯ36Й

Среди историков немало и тех, кто склонен доверять легенде о Кие. Аргументом в пользу его историчности служит все та же летописная история о том, что Кий-де «ходил» к Царьграду (военным походом или просто путешествовал, неясно) и даже оставил на Дунае материальные следы своего существования — основал город «Ки-евец». Академик Б.А. Рыбаков на основе довольно произвольных допущений и параллелей даже определил время этого «хождения» — период правления императора Юстиниана I (527 — 565), которым «широко практиковалось» «приглашение славянских (антских) князей с их дружинами на византийскую службу с их дружинами» для противодействия многочисленным ордам кочевников, или даже — время императора Анастасия I Дикора (491 — 518)20.

Недавно В.Б. Перхавко, обратившийся к сюжету об основании Полянским князем городка на Дунае, пришел к выводу, что под названием «Киевец» летопись имеет в виду Киос (Киус), возникший на месте современной коммуны Гырличиу в Румынии, как фракийский поселок, еще в I тысячелетии до н.э. Не позднее III века н.э. он был превращен римлянами в укрепленный лагерь, а в эпоху Средневековья представлял собой рядовое поселение на территории Нижнего Подунавья. Киос, как видим, в действительности возник задолго до появления славян на Нижнем Дунае. Простое сходство названий («Киос» и «Киев») позволило летописцу приписать основание еще и этого города легендарному Кию. «Примечательно, что для большего правдоподобия составитель Повести временных лет трансформировал неславянское название «Киос» (Киус) в восточнославянский хороним «Киевец» — диминутив от наименования Киева. В древнерусской топонимии часто встречаются такого рода пары: Киев — Киевец, Преслав (Переяславль) — Переяславец, Дмитров — Дмитровец, Мстиславль — Мстиславец, Юрьев — Юрьевец, Ярославль — Ярославец, Владимир (Володимер) — Володимерец, Волок — Волочек и другие. Многие из городов получили названия по именам князей-основателей: Владимир-Волынский, Владимир-на-Клязьме, Василев, Юрьев, Изяславль, Ярославль и т.д.»21. Исследователь обратил внимание на целый ряд несуразностей в летописном тексте. Так, например, составитель Повести временных лет, рассказывая об основании «Киевца», совершенно не к месту использовал при этом глагол «рубить», хотя в отличие от лесных областей Восточной Европы на Дунае крепости не рубили из дерева, а строили из камня. Это тоже выдает летописца. Дело в том, что обязательной составляющей деятельности любого русского князя X — XI веков считалось основание городов. Киевские князья Владимир Святой и Ярослав Мудрый основали много городов. Поэтому, описывая деятельность первых русских князей, Повесть временных лет обязательно сообщает, что они «ставили» и «рубили» города, перенося реалии конца X — первой половины XI века в более ранние времена, превращая это сообщение в один из летописных стереотипов описания строительства князьями новых градов-крепостей. По этому же образцу было составлено и сообщение об основании Киевца на Дунае. Значит, дунайская часть предания Повести временных лет о деятельности князя Кия является вымыслом летописцев. А за исключением этого легендарного рассказа нет никаких доказательств пребывания Полянского князя в Византии, его встречи с византийским императором и создания им городка-крепости Киевец на Нижнем Дунае. Все вышесказанное еще раз заставляет нас усомниться в историчности Кия и его родни.

Сложнее обстоит дело с Аскольдом и Диром. В отличие от Кия, поход и встреча которого с византийским императором — плод фантазии летописца, реальность похода Аскольда и Дира на Царь-град, кажется, находит себе подтверждение в авторитетных византийских источниках 60 — 70-х годов IX века, из которых следует, что ранним утром 18 июня 860 года со стороны моря к Константинополю неожиданно подошли русы, высадились у самых стен византийской столицы и осадили город. Нападающие захватили и разграбили все селения и монастыри на близлежащих к Константинополю островах, безжалостно убивали пленных. Осада продолжалась ровно неделю, а 25 июня русы внезапно стали отходить. Очевидцы нашествия ни словом не упомянули о буре, которая, согласно Повести временных лет, якобы разметала флот русов после того, как при огромном стечении народа край ризы Богородицы был опущен в море. Напротив, современники писали о неожиданном для осажденных отступлении русов. Лишь в трудах византийских авторов X века появилась такая концовка, перешедшая затем из «Хроники продолжателя Георгия Амартола» в нашу Повесть временных лет. Но так ли уж важны детали?! Главное — сами греки сообщают о походе русов, а русская летопись называет имена князей, возглавлявших этот поход (Аскольд и Дир), имена, которые византийцам могли так и остаться неизвестными. Зато Повесть временных лет не знает точной даты похода, путая 860-й год с 866-м.

Однако анализ летописного сообщения о походе Аскольда и Дира на Царьград показывает, что насторожиться следует не только из-за расхождения

Страницы:1 -2 -3 -4 -[5] -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -



Loading