Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Загадки первых русских князей


. Позднее В.Ф. Миллер попытался вывести это прозвище из черниговского города Моравска (Моравийска), недалеко от которого находился и древний город Карачев (Карачев = Карачарово)218. Часть исследователей продолжала отстаивать версию принадлежности Ильи к Мурому. А Марков колебался между отнесением слова «Мора-вец» и «Муромец» в «морю»219 . Наконец, М. Халанский предлагал объяснять «Моровлин» как «мурманский, урманский или норманнский»220. Все эти построения малоубедительны.

Можно вывести прозвище Ильи и из «муравы». «Мурава» — это зелень, трава на корню; отсюда «муравленый» — постоянный эпитет печи, покрытой обливными, темно-зеленого цвета изразцами с «травами» — разводами, орнаментацией»221. Тогда все объясняется просто. Просидевший на печи 33 года богатырь Илья «Муравлении» превращается, таким образом, в Илью «Запечного» или «Печного». Но слова «мравленин», «маравлянин», «морявлянин»у «моровланин» в источниках имеют еще и другое значение: «выходец из Моравии»222 .

Последнее положение особенно интересно и позволяет выдвинуть несколько рискованных, может быть, предположений. Изначально Илья Русский (Греческий, Моровлин) — знатный витязь, который появляется в Киеве уже в зрелом возрасте. Где он был до этого, в точности неизвестно. Сюжет о «сидне», просидевшем 33 года без движения, по своему решает этот вопрос. По своему отвечают на этот вопрос былины об Илье из казачьего «пласта». В них говорится, что Илья Муромец плавал тридцать лет по Хвалынскому (Каспийскому) морю на корабле «Сокол». Затем он покидает корабль и едет на коне к Владимиру Красное Солнышко. Но из некоторых вариантов сюжетов (о поединке Ильи с сыном или дочерью, а это один из самых ранних сюжетов об Илье) видно, что богатырь долгие годы провел за границей. Об этом же периоде свидетельствует и былина о встрече Ильи со Святогором. Святогор — персонаж довольно сложный. Многочисленная литература, посвященная ему, до сих пор не прояснила этот загадочный образ. Ясно, что Святогор, в противоположность «святорусским» богатырям, богатырь «чужой», «святогорский»223. Повстречав Святогора, Илья проводит с ним долгое время вдали от Руси, на «святых горах» или в «северной стороне». Так в былинах часто обозначается чужбина. Уж не в Моравии ли эта чужбина? Судя по прозвищу Ильи, это вполне вероятно. Сказания об Илье были настолько широко распространены в XII веке, что попали даже в немецкую поэму и скандинавскую сагу, что делает возможным предположение об их появлении уже в X или XI веках. Не был ли прототипом Ильи какой-то витязь-христианин, бежавший из Великой Моравии, или рус-дружинник, побывавший там вместе с Олегом Моравским и вернувшийся после долгой отлучки домой? Это вполне вероятно.

Нас не должно смущать, что в былинах Илья Муромец оказывается современником Владимира Красное Солнышко, а Илья Муравлении жил во времена Игоря и Ольги. Тут мы сталкиваемся с тенденцией отнесения деятельности всех богатырей ко времени князя Владимира Святого, который принимает в былинах характер идеального князя. Мы уже говорили об этом «эпическом» времени русских былин. Этот процесс можно проследить. Олег Моравский, с которым на Русь и прибыло множество беглецов из Моравии, является современником княгини Ольги, ее союзником. В вариантах былин XVI века, как это отражено в вышеупомянутых путевых записках Эриха Лассоты, Ольга названа уже не бабкой, а матерью Владимира. Ольга и Олег Моравский, таким образом, становятся современниками Владимира, причем Илья «Моровлин» у Лассоты назван воеводой Владимира. Позднее Ольга пропадает из былин, а Илья остается в роли богатыря из дружины Владимира.

Предположение о том, что одним из прототипов Ильи мог быть какой-то богатырь, выходец из Моравии, дает мне возможность сделать еще одно, весьма смелое предположение: не стал ли сам Олег Моравский этим прототипом? Это предположение может показаться неожиданным, хотя уже М. Халанский в начале XX века пытался обосновать мысль, исходя все из той же порочной практики подбирания в летописях прототипов всем героям русского эпоса, что прототипом Ильи был Вещий Олег!224 Выше я уже говорил, что сам Олег Моравский мог стать одним из героев, предания о котором были использованы древнерусскими книжниками при составлении летописного образа Вещего Олега.

Выскажу некоторые соображения, подтверждающие, как мне кажется, мое предположение. В вышеупомянутой старонемецкой поэме «Ортнит» герой по совету своего дяди по матери Ильи Русского выступает в поход за невестой, дочерью сирийского короля Махореля. Неподалеку от города Судерса, резиденции Махореля, корабли Ортнита были встречены флотом Махореля. Ортнит притворился купцом (вспомним убийство Олегом Аскольда и Дира!) и был пропущен в гавань Судерса. На рассвете Ортнит и Илья Русский ворвались в город. Далее следует рассказ о битве, в которой Илья демонстрирует громадную силу, мужество и жестокость. К вечеру Судерс был взят. Ортнит с невестой возвращается домой.

В этой поэме ярко проявился мотив заморского хождения за невестой, очень распространенный в русских былинах. Этот же мотив отразился в проложном житии Владимира Святого особого состава, дошедшем до нас в списке XVII века245 . Это житие, составленное на основе преданий, содержит в себе эпизод крещения Владимира и похода на Корсунь. Владимир решил креститься и отправился походом на Грецию, чтобы обрести там учителей. Он захватывает Корсунь, князя и княгиню корсунских убивает (здесь явное сходство с историей захвата Владимиром Полоцка), а их дочь выдает за варяга Ждъберна, своего помощника. Далее Владимир посылает своих воевод Олега (!) и Ждъберна в Царьград просить в жены сестру императора. Та ставит условие — крещение. Дальнейшее хорошо известно.

Сходство сказаний налицо. Любопытно, что в «Ортните» Илья выступает в роли инициатора сватовства и похода, а в житии Владимира одним из участников похода и сватов оказывается воевода (!) Олег. Следует упомянуть еще об одном произведении. Известна русская былина о том, как Илья приводит невесту князю Владимиру. В ней князь Владимир женится на царевне Марфе, дочери «премудрого царя Философа» (возможно, намек на византийского императора Константина Багрянородного, хотя женился

Владимир на его внучке). А помогает Владимиру в этой былине «Илюшка-пьянюшка», матросов сын225 . Как известно, в некоторых былинах помощником Ильи Муромца выступает некий Василий Пьяница, «названный брат» Ильи. Образы Василия и Ильи очень переплетены247 .

Перед нами тот же сюжет и те же герои, что и в «Ортните», и в житии Владимира. Получается, имена «Илья» и «Олег» в сказаниях могут быть взаимозаменяемыми. Это два разных имени одного фольклорного персонажа — свата. М. Халанский считал даже, что в фонетическом отношении имя «Олег» легко переходит в «Илья»: Олег в преданиях > Елег или Ельга > ЕН§аз = ЕНаз (в саге Битерольфа) или Шаз (в «Ортните») > ЕНа (у Эриха Лассоты) > Илья226 . В связи с сюжетом об участии Ильи-Олега в сватовстве невесты для своего князя или «короля», необходимо отметить, что, согласно преданиям Повести временных лет, именно Вещий Олег привел Игорю Ольгу в жены. Е.А. Рыдзевская обратила внимание на «белорусское сказание о царевиче Игре Игры-виче, добывающем себе невесту из Царьграда, «царь-девку». Это, очевидно, смутные воспоминания об Игоре и отражение неясного представления о какой-то связи и его, и Ольги с Царьградом. В поздних летописях оно, как известно, выразилось в перенесении древлянского похода Ольги на Царьград, который она берет при помощи подожженных птиц, как и древлянский Искоростень»227. Добавим, что белорусское предание сближает историю женитьбы Игоря с хождением Ортнита за невестой и сватовство Владимира к дочери царя «Философа». Учитывая, что в образе Вещего Олега, женившего Игоря, отразился Олег Моравский, мы получаем подтверждение нашего предположения о том, что моравский князь стал одним из прототипов нашего Ильи Муромца (Муравленина).

Во всех былинах Илья — обязательный защитник православия. Это проявилось, прежде всего, в часто встречающемся отождествлении Ильи Муромца с Ильей Пророком228 . Например, П. Астров в XIX веке обнаружил в Малороссии сказание, в котором Илья богатырь и пророк объединены под именем Илья Великий. По приказанию Бога Михаил Архангел и Илья Великий ведут борьбу с чертями. Илья Великий был прежде человеком. У него отсохли руки и ноги, в отсутствие родителей он почувствовал в себе силу благодаря выпитой по приказанию явившихся ангелов чашки вина; он встал на ноги. Затем он отправляется искать поединщиков, наталкивается на Соловья-разбойника и убивает его. Дети убитого хотели убить Илью, но Бог его спас и взял на небо251. Известно, что многие прозаические сказки об Илье Муромце существовали у финнов, латышей, чувашей, якутов, к которым они перешли от русских. В 80-х годах XIX века доцент Гельсингфорского университета Ю. Крон передал А.Н. Веселовскому ряд сказаний об Илье Муромце, распространенных среди финнов. В одном из них говорится, что пророк Илья девять лет был сиднем и «молитвы о нем благочестивых родителей были напрасны». Илья был исцелен голосом, прозвучавшим из-за двери их дома. За дверью никого не оказалось (в другом варианте за ней стоял Христос), и потрясенный отец Ильи объявляет сыну, что тот «божеского рода»229 . В чувашской сказке об Илье-сидне он назван «богом». Он уехал на небо и теперь гоняет и бьет «шайтана»230 . Конечно же, отождествление Ильи Муромца с Ильей Пророком, чаще всего связанное с былинами об исцелении героя, позднейшее. Однако даже в изображении инородцев видно отношение русского народа к Илье, как к святому, почти Богу. В некоторых вариантах русских былин эпизод исцеления также приобретает известную религиозную окрашенность: калики, исцелившие Илью, отождествляются с Христом, апостолами, чудотворцем Николаем

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -[38] -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -



Loading