Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


самым важным из которых стал перевоз Царской Четы из Тобольска в Екатеринбург. Мы глубоко убеждены, что и в 1918 году, переходя на сторону Комуча, Яковлев снова выполнял задание партии. И.Ф. Плотников отрицает, но отрицает необоснованно и неубедительно. Сам Яковлев фактически признавал, что действовал в интересах партии: « Чтобы не быть еще раз оскорбленным недоверием — я пошел по пути наименьших моральных страданий и взял на себя "усталостьразочарование". Я спрашиваю вас всех, верите ли в эти "усталость ", "разочарование зная меня, и можно ли себе представить, чтобы я добровольно прибыл в СССР, если бы не чувствовал своей правды?»596

Челябинский исследователь А. Моисеев в одной из своих публикаций приводит свидетельство чекиста И. Булыкина, знавшего Яковлева по событиям 1917—1918 годов. Булыкин рассказывал: «В 1929 году, когда Мячина судили как Стоянови-ча, под таким именем он вернулся из Китая, меня послали на высшие курсы в Москву. По закордонной работе занятия вел Лрту-зов, один из ее руководителей. На лекции как-то зашел спор, что можно и чего нельзя делать разведчику. Как он должен вести себя среди врагов, может ли под них подделываться. Артузов и привел такой пример: "В гражданскую войну были разведчики, которые на пользу дела порочили свое имя изменой. Некто Костя Мячин, например, ушел на сторону с согласия Чека, отступил в Китай, где многое сделал как Стоянович. Об этом пока говорить не время. Он был образцовым разведчиком. К нему стали подбираться, и Стоянович был вынужден вернуться. Он за такую измену заслуживает не наказания, а поощрения. Сейчас он осужден, но так вскоре оправдаем и наградим!"»591

Так что для нас в принципе нет сомнений, что Яковлев перешел к учредиловцам с особым заданием. Впрочем, само задание нас интересует гораздо больше, чем шпионская деятельность Яковлева. Есть веское основание считать, что не последнее место в нем играли сведения о перевозе Царя в Екатеринбург. Для начала посмотрим на время, когда Яковлев перешел на сторону Комуча — начало июля 1918 года, то есть меньше чем за две недели до убийства Царской Семьи. Примечательно, что он перешел на сторону Комуча, имея на руках все ленты переговоров со Свердловым и с Голощекиным во время перевоза Царя, а также ряд других документов, касающихся этой темы. А.Н. Авдонин считает, что «Яковлев никогда не расставался с важными документами, которые, как он предвидел, еще будут необходимы в будущем при установлении исторической правды секретных и важных дел, которыми он занимался в 1918 году. Он был в этом абсолютно уверен и поэтому не расставался с телеграфными лентами переговоров со Свердловым и другими ответственными лицами при перевозке Романовых, военными приказами, записками и т.п.»59*.

Этот образ Яковлева как борца за историческую правду, конечно, умилителен, но абсолютно неправдоподобен. В условиях гражданской войны и тем более, когда Царская Семья была еще в заточении в доме Ипатьева, а все обстоятельства, связанные с ней, полностью засекречивались, носить с собой те документы, которые носил Яковлев, было смертельно опасным. Возя с собой эти документы, Яковлев, вместо благодарности за заботу об исторической правде, рисковал получить из-за них пулю. Да к тому же все документы он был обязан сдать Свердлову, что, кстати, он и сделал по приезде в Москву после тобольской эпопеи.

Нет сомнений, что возить с собой такие опасные документы Яковлев мог только с разрешения самого высокого советского руководства. Для Яковлева таким руководством мог быть только Свердлов. Зачем же Свердлову понадобилось передавать важнейшие и, заметим, обличающие его документы в руки Яковлева, зная о том, что они могут оказаться в руках Комуча?

По странному стечению обстоятельств в тот момент в Сибири находился прибывший туда через США, Японию и Китай не кто-нибудь, а родной брат Свердлова - Завель Мовшо-вич Свердлов, носивший имя Зиновия Алексеевича Пешкова.

Зиновий Свердлов (Пешков) был очень непростой фигурой. Мы еще будем говорить о нем, когда поведем речь о его младшем брате. Здесь же приведем данные французского справочника " Who's who in France" за 1955—1956 годы: «Зиновий Пешков, дипломат и генерал. Родился 16 октября 1884 г. в г. Нижнем Новгороде (Россия). Доброволец во французской армии (1914). Участвовал в миссиях: в США — 1917 г., Китай, Япония, Маньчжурия и Сибирь — 1918—1920 гг.»599. (Выделено нами. -П. М.)

Пешков с юности включился в революционное движение, но быстро отошел от него. Однако в этом поступке Зиновий руководствовался не идейными соображениями, а какими-то гораздо более тонкими причинами. Принадлежность к тайным обществам и близкие связи с Горьким позволяли Зиновию Пешкову поддерживать связи с самыми влиятельными людьми революционного и масонского лагеря. В 1906 году Зиновий совместно с Горьким осуществил длительную поездку в

США, где они собирали деньги для поддержки революции. Любопытно, что Зиновий находился в дружественных отношениях с вдовой и дочерьми великого русского врача С.П. Боткина, отца Е.С. Боткина, лейб-медика Государя Николая II.

В 1911 году Зиновий Свердлов снова уезжает в США, где он, безусловно, поддерживал тесные связи с братом Вениамином и почти наверняка с Я. Шиффом. Интересно, что после тяжелого ранения Зиновия на фронте во время Мировой войны, «его многочисленные друзья и покровители во французских «высших сферах» вдруг вспомнили, что Зиновий долго жил в Америке, говорил по-английски и имел там большие знакомства. В это время Франция прилагала все усилия, чтобы вовлечь в войну США на своей стороне. Было решено использовать Зиновия для послания его в США для пропаганды вступления в войну на стороне союзников. Зиновий сделал все, чтобы этому способствовать»600. Каким образом рядовой офицер французской армии мог способствовать такому грандиозному событию, как вступление в войну США, не понятно, если не учитывать связи Зиновия с еврейскими американскими финансовыми кругами.

Безусловно, Зиновий всегда поддерживал связи и со своим братом Янкелем, несмотря на то что между ними якобы существовала вражда. Его приемный отец Максим Горький (он же Алексей Максимович Пешков) принимал видное участие в подготовке государственного переворота против Государя. Очевидно, что и Зиновий Пешков принимал в этом перевороте непосредственное участие: он был посредником между масонскими кругами Франции и революционными кругами в России. Не случайно летом 1917 года капитан французской армии Зиновий Пешков был назначен представителем Франции при правительстве Керенского. Керенский даже наградил его орденом св. Владимира 4-й степени.

Во время большевистского переворота Зиновий Пешков находился в Петрограде и внешне выступил против прогерманской политики большевиков. Он написал письмо названному отцу Горькому, в котором убеждал того переменить свою пацифистскую позицию: «Чем больше Германия захватывает территорий, — писал он, — тем меньше мы сможем заключить мир без аннексий. В этой решающей битве, которую ведут лучшие силы человечества со зверскими силами, может ли Россия оставаться мирной ?»601

Тем не менее, когда большевики пришли к власти, французы послали в Москву именно Зиновия, и он имел встречу «по служебным делам» со своим братом Яковом60215. О чем шла

речь между ними, неизвестно, но летом 1918 года Пешков направляется в Сибирь. Впрочем, дадим слово самому Пешкову. В своей анкете 30-х годов, перечисляя этапы своей военной службы, он пишет: «16 января 1918 года Военное министерство вызвало меня в Париж, чтобы направить в Россию Северным путем. 7марта 1918года я получил приказ Генерального штаба отправиться в Восточную Сибирь, через Америку и Японию. При этом у меня имелось особое задание в Вашингтоне от Министерства иностранных дел. 1 июня 1918 года я прибыл в Токио, потом в Пекин, в конце июля я был в Сибири»603.

Таким образом, для нас интересным представляется тот факт, что Пешков прибывает в Сибирь именно в тот момент, когда Яковлев переходит на сторону учредиловки. При этом Пешков проследовал через США, где имел какое-то задание от французского МИДа.

Пешков встречает в Сибири в сентябре приход к власти адмирала Колчака. При Колчаке Зиновий Свердлов играл очень важную роль. Амфитеатров писал о нем: «Неся свою военно-дипломатическую службу во французском мундире, он был деятельным агентом связи

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -[69] -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading