Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


либо произошла ошибка, что очень маловероятно, так как ошибиться оба раза принимавший запрос по телефону некий Фишман навряд ли мог.

Но возможно, ошибка кроется в другом: телеграмма могла быть послана не из Тюмени, а из Иевлево, и тогда она укладывается в общую схему развития событий.

Яковлев запрашивал Свердлова: «Маршрут остается старый или ты его изменил ? Сообщи немедленно в Тюмень. Еду по старому маршруту. Ответ необходим немедленно. Яковлев»548.

В тот же день Свердлов отвечает Яковлеву: «Маршрут старый, сообщи: груз везешь или нет? Свердлов»549. (Правда, непонятно, почему, если Яковлев находился в Иевлево, то он просит прислать немедленно ответ в Тюмень?)

Эти телеграммы могут означать следующее. Перед отъездом Яковлев со Свердловым могли оговорить возможность изменения маршрута, в том случае, если бы верх бы взяли те силы, которые настаивали на перевозе Царя в Москву. Ведь Свердлов, при всем своем личном влиянии и влиянии тех сил, какие он представлял, не мог быть абсолютно уверенным, что его план по тайному перевозу Императора в Екатеринбург абсолютно удастся. Возможно, между ним и Яковлевым было оговорено, что, добравшись до Тюмени, Яковлев должен узнать, не изменился ли маршрут его следования. Если Свердлов подтверждал прежний маршрут, то это означало, что Яковлев должен продолжать делать все, чтобы доставить Государя в Екатеринбург. Для Свердлова телеграмма Яковлева стала первой от него весточкой после Тобольска. Поэтому он подтверждает маршрут и интересуется, везет ли Яковлев «груз»?

Яковлев отвечает Свердлову только на следующий день, уже из Тюмени. Он посылает ему телеграмму, что противоречит его воспоминаниям, в которых он пишет, что, прибыв в Тюмень, он сразу начал разговаривать по аппарату со Свердловым. Эта телеграмма очень любопытна, так как вскрывает механизмы той игры, которую вел Свердлов. В своей телеграмме Яковлев сообщал Свердлову: «Только что привез часть багажа. Маршрут хочу изменить по следующим чрезвычайно важным обстоятельствам. Из Екатеринбурга в Тобольск до меня прибыли специальные люди для уничтожения багажа. «Отряд особого назначения» дал отпор — едва не дошло до кровопролития.

Когда я приехал — екатеринбуржцы дали мне намек, что багаж довозить до места не надо. У меня они также встретили отпор. Я принял ряд мер, и они там вырвать у меня его не решились. Они просили меня, чтобы я не сел рядом с багажом. Это было прямым предупреждением, что меня могут тоже уничтожить. Я, конечно, преследуя цель свою, чтобы доставить все в целости, сел рядом с багажом.

Зная, что все екатеринбургские отряды добиваются одной лишь цели — уничтожить багаж, я вызвал Гузакова с отрядом. Вся дорога от Тобольска до Тюмени охранялась моими отрядами. Не добившись своей цели в Тобольске, ни в дороге, ни в Тюмени, екатеринбургские отряды решили устроить мне засаду под Екатеринбургом. Они решилиу если я им не выдам без боя багажа, то решили перебить нас.

Все это я, а также Гузаков и весь мой отряд знаем из показаний арестованного нами бойца одного из отряда екатерин-буржцев. А также по тем действиям и фактам, с которыми мне пришлось столкнуться. У Екатеринбурга, за исключением Голо-щекина, одно желание — покончить с багажом. Четвертая, пятая и шестая роты красноармейцев готовят нам засаду.

Если это расходится с центральным мнением, то безумие везти багаж в Екатеринбург. Гузаков, а также и я предлагаем все это перевезти в Симский горный округ, где мы его сохраним как от правого крыла, так и от левого. Предлагаю свои услуги в качестве постоянного комиссара по охране багажа вплоть до ликвидации. Заявляю от моего имени, а также от имени Гузакова, что за Екатеринбург мы не ручаемся ни в коем случае. Отправить туда под охрану тех отрядов, которые добивались одной цели и не могли добиться, ибо я принял достаточно суровые меры — это безумие. Я вас предупредил и теперь решайте: или я сейчас же везу багаж в Симский горный округ, где в горах есть хорошие места, точно нарочно для этого устроенные, или я отправляюсь в Екатеринбург. Теперь за вами слово. (Эту фразу Яковлев зачеркнул. - П. М.) И за последствия я не ручаюсь. Если багаж попадет в руки, то он будет уничтожен. Раз они шли на то, что если придется погубить меня и мой отряд, то, конечно, результат будет один. Итак, отвечай: ехать мне в Екатеринбург или через Омск в Симский горный округ. Жду ответа. Стою на станции с багажом»550.

Это телеграмма Яковлева лживая от начала до конца. Мы видели, что никаких серьезных инцидентов между Отрядом особого назначения и прибывшими в Тобольск уральскими отрядами не было, если не считать попыток перевезти Царскую Семью в тюрьму. Но и эта попытка даже близко не приближалась к кровопролитию. Никаких серьезных попыток отбить «багаж» по дороге уральцами так предпринято и не было, и все эти попытки оказались не более чем возможными намерениями. Никаких серьезных мер против «мятежников» Яковлев не предпринимал. Ситуация с Неволиным вообще непонятна: то он арестованный, дающий показания, которого, впрочем, сразу же Яковлев отпустил, то он перебежчик, предупреждающий Яковлева, и главный его союзник в отряде Бусяцкого.

В этой телеграмме Свердлову есть одна очень странная фраза: «Предлагаю свои услуги по охране багажа вплоть до ликвидации». О какой ликвидации идет речь? Первой приходит мысль о физическом убийстве Царской Семьи. То есть получается, что Яковлев заранее знал о предстоящем ее убийстве, которое должно было произойти не раньше установленного срока. Но, может быть, слово «ликвидировать» в устах Яковлева имело какой-то иной смысл? Действительно, на профессиональном языке жандармов, который, безусловно, знали и революционеры, слово «ликвидировать» означало — арестовать. То есть, возможно, Яковлев предлагает свои услуги по охране Царской Семьи вплоть до ее ареста большевиками. И все-таки это слово представляется очень странным.

По нашему мнению, посланная Яковлевым телеграмма написана на условном языке. Скорее всего, она, или ей подобная, была предусмотрена Свердловым и Яковлевым еще в Москве. Главный ее смысл — дать понять Свердлову, что все идет по плану и одновременно дать ему возможность продолжать игру. Эта телеграмма предназначалась не только Свердлову, но и тем, кто ждал появление Императора в Москве. Она открыла счет ряду обоюдных дезинформационных действий Яковлева и Свердлова, главным смыслом которых было создание впечатления захвата Царя уральцами, в связи с чем его продвижение на Москву невозможно. Казалось бы, что текст телеграммы не соответствует этим нашим предположениям: ведь Яковлев, наоборот, говорит о невозможности следовать в Екатеринбург из-за угрозы убийства в нем Государя. Но если представить, что телеграмма предназначалась не только Свердлову, но еще кому-то, кого надо было убедить в невозможности следования Императора в Москву, то текст Яковлева полностью соответствовал началу этой дезинформационной игры.

Получив яковлевскую телеграмму, Свердлов мог показать ее тем, кто ждал Царя в Москве, и сказать, что возникли трудности с проездом. Сейчас делается все, чтобы обезопасить Царя и доставить его в Москву другим путем, возможно, через Омск. Кстати, заметим, что Омск предложил Свердлову сам Яковлев. Впоследствии Яковлев всюду будет писать, что Омск был предложен Свердловым без объяснения причин. «На телеграфе я пробыл около 5 часов, пока определенно не сговорился со Свердловым, который дал мне инструкцию немедленно ехать в сторону Омска»551.

Зачем Яковлеву понадобилось скрывать то обстоятельство, что Омск был предложен им, а не Свердловым? Да потому, что в конце 20-х годов его действия по перевозу Государя в Екатеринбург были определены официальной советской «историографией» предательскими, и Яковлеву было необходимо подчеркнуть, что это Свердлов, а не он сам решил везти Царя в Омск. Кроме того, в случае оглашения яковлевской инициативы по Омску, пришлось бы оглашать и сведения про Симский горный округ, где Яковлев намеревался укрывать Царя «вплоть до ликвидации», а это, в свою очередь, вызывало вопрос: а зачем это было нужно, если был дан приказ везти Царя в Екатеринбург? Для чего комиссар Свердлова собирался спасать Царя? Ясно, что вразумительных ответов Яковлев дать бы не смог, а потому предпочел отдать всю инициативу Свердлову.

Отправив телеграмму Свердлову, Яковлев, по его словам, в ожидании ответа отправил другую телеграмму Голощекину, которую мы приводили выше. В ней Яковлев фактически повторил все то же самое, что и в телеграмме Свердлова, за исключением Омска и Симского горного округа. В телеграммах Свердлову и Голощекину нет времени их отправки и получения. Нет времени и в телеграфных переговорах Яковлева со Свердловым из Тюмени. А они имеют важное значение.

В отсутствии времени на телеграммах, нам придется руководствоваться воспоминаниями Яковлева, хотя мы уже могли

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -[62] -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading