Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


непременную цель убить Николая Александровича Романова по пути в Екатеринбург? Да, ставило. Осуществить намерение помешали лишь непредвиденные обстоятельства»526.

А ведь И.Ф. Плотников, столь долго изучавший личности и нравы большевистских руководителей, должен был бы знать, что для них ложь была обыденным явлением. Надо было, они лгали одно, надо — другое. В 20-х, 30-х годах им выгодно было сочинять версии о предполагаемом убийстве Государя по дороге, так как это оправдывало позднейшие действия «самостоятельного» Уральского Комитета 17 июля 1918 года. Тем более это хорошо совпадало с образом «предателя» Яковлева, который «задумал спасти Романовых» и отвезти их за границу.

Если принять точку зрения И.Ф. Плотникова, то ситуация вокруг действия Яковлева становится просто нелепой. Свердлов дает Яковлеву задание перевезти Императора Николая II из Тобольска в Екатеринбург, посылает телеграмму об этом уральскому руководству, подтверждая в ней задание Яковлева, а тем временем сам Яковлев ни слова не говорит командирам уральских отрядов о задании Москвы, не сообщает, что везет Царя в Екатеринбург, сознательно вызывает у подозрительных Заславского и Бусяцкого еще большую подозрительность и добивается того, что эти отряды начинают активно ему мешать выполнить московское задание, преследуя при этом ту же самую цель, что и Яковлев: во что бы то ни стало доставить Царя в Екатеринбург! Так же при этом Голощекин, вопреки воле и указаниям своего непосредственного начальника Свердлова, отдает приказ об убийстве «по дороге Царя», словно так, как будто речь идет о каком-то безымянном уголовнике.

Между тем, как видно из документов и воспоминаний того же Яковлева, Голощекин всегда был на стороне Яковлева. Мы помним про телеграмму Голощекина Хохрякову с угрозой разнести город в случае неповиновения Яковлеву. Странная телеграмма для человека, задумавшего убить Царя по дороге! Но, может быть, Голощекин снова лгал Яковлеву, а сам дал негласный приказ своим людям убить Государя? Но когда Яковлев получает известие, что Заславский замышляет убить Царя по дороге и с этой целью скрылся, прислав Яковлеву письмо, что его вызвали в Екатеринбург, Яковлев решил проверить правдивость слов Заславского и связался не с кем-нибудь, а с Голо-щекиным. Яковлев задал ему вопрос: вызывал ли он Заславского в Екатеринбург или нет? По логике, если бы Голощекин задумал бы уже убийство Государя при помощи Заславского, он бы ответил утвердительно, что, да, вызывал. При этом ему не надо было искать никаких объяснений: мало ли для чего понадобилось Голощекину вызывать Заславского! Но Голоще-кин отвечает Яковлеву: «Надобности вызывать Заславского у меня не было». Тем самым Голощекин разоблачает Заславского и дает Яковлеву возможность подготовиться к отражению его действий. Белобородое при этом пишет, что «Заславский, очевидно, вел себя так, что его намерения были разгаданы Яковлевым». Из приведенных выше сведений понятно, что поведение Заславского Яковлев разгадал в первую очередь благодаря ответу Голощекина. Хочется также заметить, что в своей телеграмме Свердлову из Тюмени Яковлев пишет: «У Екатеринбурга, за исключением Голощекина, одно желание — покончить во что бы то ни стало с багажом»521. (Подчеркивания наши. — П. М.)

Если говорить о воспоминаниях Белобородова, то в них он демонстрирует свое полное незнание пути следования Яковлева. В частности, он пишет: «Яковлев поехал в Тобольск, взял там Николая, усадил на пароход, на пароходе довез до Тюмени, а из Тюмени повез дальше на Екатеринбург»528.

На самом деле отлично известно, что никакого парохода не существовало, а были тележки на колесах. Как мог человек, серьезно планировавший убийство Царя по пути следования, забыть такие вещи?

Нет никаких сомнений, что командиры и бойцы уральских отрядов были дезинформированы об истинных целях Яковлева. Нет также сомнений, что в этой дезинформации принимали участие Свердлов, Голощекин, Дидковский и сам Яковлев. Зачем это было сделано? Ответ напрашивается сам собой: действия «самостоятельных» уральских отрядов должны были «заставить» Яковлева, который официально вез Государя в Москву, «изменить» свой план и доставить его в Екатеринбург, после чего Свердлов мог со спокойной совестью сказать тем, кто хотел доставить Царя в Москву, что из-за революционной анархии выполнить их задание не удалось и что Император задержан в Екатеринбурге.

Теперь два слова о планах Бусяцкого. Многие исследователи считают, что Бусяцкий хотел маниакально убить Царя во что бы то ни стало и Яковлев был вынужден принимать титанические усилия, чтобы этого не допустить. Однако объективная картина мало соответствует этим утверждениям. Послушаем, что рассказывали об этом боец отряда Бусяцкого А.И. Неволин и сам Яковлев, делая при этом скидку на то, что оба, по тем или иным причинам, были заинтересованы в приписывании Бусяцкому намерения убить Царя11. Неволин сообщает, что Бусяцкий, сказав своим бойцам, что Яковлев хочет увезти Царя в Москву и что им нужно любой ценой не допустить этого, а доставить Николая II в Екатеринбург, стал развивать план, как это нужно сделать: «У Яковлева девять пулеметов, а пулеметчиков двое. Я рекомендую ему пулеметчиков своих, к его пулеметам, и поедем вместе. По известному сигналу вы должны напасть на них, отобрать у них все оружие и Романова»529. (Подчеркивание наше. — П. М.)

Заметим, Бусяцкий ставит цель не убить Императора, а «отобрать» его у Яковлева. Однако Неволину удалось организовать противодействие Бусяцкому и его план провалился. « Через два или три часа, слышу, опять делают собрание. Я, конечно, пришел. Слышу, помощник инструктора Пономарев и инструктор Богданов начинают.

— Мы уж этот план бросили, теперь решили так: на пороге к Тюмени сделать засаду. Когда Яковлев последует с Романовым, как только сравняются с нами, вы должны из пулеметов и винтовок весь отряд Яковлева ссечь до основания. И никому ничего не говорить. Если кто станет спрашивать, какого вы отряда, то говорите, что московского, и не сказывайте, кто у вас начальник, потому что нужно это сделать помимо областного и вообще всех советов.

Я тогда ему задал вопрос.

Разбойничками, значит, быть. Я лично с вашими планами не согласен. Если вам нужно, чтоб Романова убить, так пущай единолично кто-нибудь решится, а такой мысли я и в голову не допускаю, имея в виду, что вся наша вооруженная сила стоит на страже защиты Советской власти, а не для единоличных выгод и людей, если комиссар Яковлев командирован за ним от Совета Народных Комиссаров, так он и должен его представить туда, куда ему велено, а мы разбойничками не были и быть не можем, чтоб из одного Романова расстрелять таких же товарищей красноармейцев, как и мы. Они, конечно, заспорили, что ты, Неволин, всегда суешься везде и расстраиваешь всех, ну все-таки я товарищей убедил, что мы не можем так поступать, и некоторые даже стали спорить и все ихние планы ни к каким результатам не привели.

После собрания Бусяцкий, Богданов, Пономарев сделали мне серьезное замечание и все время пуще и пуще меня стали притеснять»530.

Заметим, что план нападения на яковлевский отряд исходил не от Бусяцкого, а от двух инструкторов. Но даже в этом плане речь идет не об убийстве Царя, а об уничтожении отряда Яковлева. О Царе нет ни слова. Почему же Неволин сразу же полагает, что речь идет о цареубийстве? Не потому ли, что в мае 1918 года Яковлев, заставив Неволина выступать перед обвинявшими Яковлева в предательстве уральцами, поставил перед ним задачу убедить всех, что уральские отряды ставили своей задачей убить Царя и тем самым мешали Яковлеву выполнять задание Москвы?

Неясна также и суть замечаний Бусяцкого и его товарищей к Неволину. Вполне возможно, что обвиняли они его как раз в том, что он мешает им отбить Царя у Яковлева.

Поэтому, скорее всего, главной целью Бусяцкого было не убийство Царя «по дороге», а заставить Яковлева следовать в Екатеринбург, тогда как он, по мнению Бусяцкого, вез его за границу. Когда этот план провалился, Бусяцкий попробовал подбить свой отряд на задержание Царя возле самого Екатеринбурга: «Ну, если в Екатеринбурге пятая и шестая роты его не задержат, то, значит, Романов ушел».

Кстати, это подтверждает и телеграмма самого Яковлева, посланная из села Иевлево в Екатеринбург на имя Голощекина:

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -[59] -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading