Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


Совета Б.В. Дидковским. Яковлев вспоминал об этой встрече: «В Екатеринбурге меня встретили на вокзале тов. Дидковский и тов. Голощекин. Они уже имели точные сведения от тов. Свердлова, куда я еду и зачем. Тов. Дидковский поставил меня в известность о только что подошедшем к Тобольску новом омском отряде, у которого в пути происходили стычки с крестьянами. В Тобольске положение чрезвычайно натянутое. <...> Из разговоров с Дидковским я заключил, что в Екатеринбурге очень обескуражены создавшимся положением в Тобольске и весьма недовольны действиями своих представителей, сумевших своим поведением лишь вызвать злобу охраны Романовых и тем самым дать им козырь оправдывать свой отказ выдачи Романовых. Тов. Дидковский пытался было навязать мне свой план действий и стал доказывать, что нужно сделать и как лучше сделать. В ответ на это я спросил его, не он ли был главным инициатором инструктирования своих посланцев в Тобольск? Я сердечно поблагодарил его за советы и заявил ему, что уже прекрасно инструктирован центральным правительством, а мои широкие полномочия дают возможность действовать своеобразно с местными условиями. А посему никакой, даже небольшой возможности нет заранее предрешить, что можно, а чего нельзя будет сделать. За то, что "груз" привезу, и потом привезу живым, я ручаюсь головой. И как это будет сделано, об этом я извещу центр по возвращении в Москву. Прошу только немедленно инструктировать представителей в Тобольске и отряды, что с момента моего приезда все они находятся в моем распоряжении, а чтобы не вызывать никаких в дальнейшем трений, должны исполнять мои распоряжения безусловно. Мой ответ очень не понравился Дидковскому. Это еще больше усилило его недовольство тем, что правительство не дало возможности довести начатое несколько месяцев тому назад дело: увезти Романовых из Тобольска»464.

И.Ф. Плотников, вырывая слова Яковлева о «грузе» из общего контекста текста, утверждает, что Дидковскому очень не понравились слова Яковлева, что «груз довезу живым», между тем как очевидно, что Дидковский был недоволен общим командным тоном Яковлева, тем, что он делал ему замечания и ставил на место. У Яковлева нет и намека на то, что уральцы ставили себе в те дни своей целью убить Царя. Он лишь говорит, что они хотели увезти «Романовых из Тобольска».

Конечно, это вовсе не исключает преступных намерений Голощекина, Дидковского и Белобородова. Наличие таких намерений вышеназванные полностью подтвердили в ходе своей кровавой деятельности. Но Уральский Совет подчинялся

Свердлову, и совершенно очевидно, что, если Свердлов требовал довезти Царя до Екатеринбурга живым, никто из уральской верхушки не осмелился бы не исполнить его приказа. Действия Голощекина полностью подтверждают это. Он распорядился подчинить Яковлеву всех уральских красногвардейцев, уже находившихся в Тобольске или следовавших туда. При этом Яковлеву были выданы соответствующие документы Уральского Комитета большевистской партии.

Интересно, что пока Яковлев ехал в Тобольск, в Москву как по команде направляются одна за другой телеграммы: одна из Тобольска от комиссара И. Демьянова с просьбой заменить Отряд особого назначения красногвардейским отрядом и другая от Б.В. Дидковского о переводе «Николая Романова в более надежное место». Все это объяснялось ненадежностью «солдат Керенского»465. Телеграммы отправлялись на имя Ленина и Троцкого.

В самом Тобольске уже знали о приезде Яковлева. Однако о цели его прибытия сообщали явную дезинформацию в духе запросов Демьянова и Дидковского: «Из Москвы едет посланный Советом Народных Комиссаров комиссар Яковлев, — сообщала газета «Сибирский листок» 10/23 апреля, т. е. тогда, когда Яковлев уже прибыл в Тобольск, — которому поручено выяснить положение дел, создавшееся в Тобольске в связи с пребыванием здесь Николая. Едет также отряд для подкрепления охраны Николая»466.

Обратим внимание: приезд Яковлева прочно увязывался с большевистским правительством, т. е. с Лениным, а не с ВЦИКом и не со Свердловым. Это еще раз доказывает: Свердлов предпочитал оставаться в тени, перекладывая миссию Яковлева на СНК, в то время как истинной движущей силой этой миссии был он. Примечательно также, что о предстоящем вывозе Царя из Тобольска не говорится ни слова. Наоборот, из газет создавалось впечатление, что цель Яковлева усилить охрану заточенного Императора в самом Тобольске.

Между тем отряд Яковлева стремительно приближался к Тобольску. Яковлев, выполняя распоряжения Свердлова, торопился изо всех сил. Он вспоминал:

«Распутица была в полном ходу. Вот-вот вскроются реки, а самая главная работа еще впереди. Как бы из-за этого не застрять с Романовыми в Тобольске — вот опасность, которая мне угрожала. Поэтому мы прилагали все усилия к тому, чтобы нам обеспечить не только свободное и быстрое продвижение к Тобольску, но и, главное, обратное возвращение должно было совершиться самым быстрым темпом и без всяких внешних помех. Опыты уральских и омских боевых отрядов, которые крестьяне нередко встречали огнем, мы должны были учесть. За каждую остановку, ямщикам мы щедро платили и очень часто давали на водку за быструю езду. Кулаки-ямщики, задетые за самое больное место, за машину, наперерыв предлагали своих лошадей. Сто-

6 Дорога на Голгофу ило лишь нам показаться в село и более 20 тарантасов стояли и ожидали нашего приезда. Лишь только мужики пронюхали, что комиссар Яковлев платит наличными, да еще свежими, хрустящими романовскими кредитками (я специально взял романовские деньги — керенок у меня не было), а если быстро промчишь, то дает на водку — это было достаточно, чтобы мы нигде, никогда не получали отказа в квартирах и лучших тарантасах. Вот почему, несмотря на распутицу, на непролазную грязь, мы летели так, как ездили, вероятно, в старину фельдъегеря»*61.

Чем-то жутким веет от этих строк Яковлева! Сибирские мужики за царские деньги делают все, чтобы выслужиться перед тем, кто ставит своей целью как можно быстрее доставить Царя на место его мученической гибели!

По воспоминаниям Яковлева, недалеко от Тюмени он встретил отряд Авдеева. Авдеев, по его поздним воспоминаниям, также уверяет, что ехал из Тобольска в Екатеринбург, якобы для того, чтобы добиться там «директив по вопросу об увозе бывшего Царя в такое место, где побег ему был бы невозможен».

Таким образом, получается, что Яковлев и Авдеев впервые встретились по дороге в Тобольск. Эту же версию можно прочесть и у других авторов. «По пути в Тюмень, - пишет М.А. Столяренко, — Авдеев встретил выгружавшуюся из эшелона кавалерийскую часть. Выяснилось, что отряд под командованием уполномоченного Всероссийского Центрального и Исполнительного Комитета В. В. Яковлева направлен в Тобольск, чтобы вывезти оттуда Романовых. В доказательство своих слов уполномоченный предъявил Авдееву мандат, подписанный председателем ВЦИК Я. М. Свердловым. Он показал также предписание Уральского Комитета партии, в котором говорилось, что красногвардейские отряды Хохрякова, Авдеева и Заславского отныне должны выполнять приказания Яковлева. Авдееву Яковлев предложил немедленно возвращаться в Тобольск»468.

Однако это не вяжется с теми же воспоминаниями Яковлева. По ним, Авдеев присутствовал на встрече Яковлева с Голо-щекиным и Дидковским в Екатеринбурге. «В заключение наших переговоров Дидковский заявил мне, что они посылают со мной своего нового представителя, "чтобы связать меня с находившимися в Тобольске уральцами". Я поглядел на стоящего подле Дидковского товарища с его лисьей вытянутой физиономией и сразу оценил, что в роли соглядатая за мной он будет для екате-ринбуржцев неоценимым помощником. Мне представили товарища Авдеева»469.

Таким образом, получается, что Авдеев с самого начала был в подчинении у Яковлева. При этом Яковлев заявил Авдееву, что Император будет немедленно вывезен из Тобольска туда, куда ему будет указано Москвой по прямому проводу из Тобольска.

Далее в верстах 80—90 от Тобольска Яковлев нагнал еще один отряд Бусяцкого (в воспоминаниях Яковлева эта фамилия пишется как Гусяцкий), который также подчинил себе.

Наконец, 22 апреля 1918 года отряд Яковлева вошел в Тобольск, где ему предстояла нелегкая задача выполнить первую часть личного приказа Свердлова.

Таким образом, учитывая все вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

1) Вывоз Царской Семьи из Тобольска был инициирован определенными германскими кругами. В этом смысле

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -[52] -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading