Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


изначально двойственный характер: одна часть задания была ложной и предназначалась для немцев и, может, части большевистского руководства, другая была подлинной, абсолютно секретной и касалась только Свердлова лично. По первому заданию Яковлев якобы должен был везти Царя в Москву, а на самом деле он должен был вывезти всю Царскую Семью в Екатеринбург. При этом уральские большевики были ознакомлены только с постановлением президиума ВЦИК от 6 апреля 1918 года, то есть о том, что Император Николай II должен содержаться в Екатеринбурге. По-видимому, только Ф. Голоще-кин знал о существовании постановления от 1 апреля, то есть о том, что Императора следует отвезти в Москву. В этой двусмысленности изначально была заложена конфликтная ситуация между Яковлевым и уральцами, которую сознательно создал Свердлов. Ниже мы увидим, как он воспользовался ею.

Эта двусмысленность стала причиной того, что действия и личность Яковлева вызвали глубокую подозрительность Уральского Совета и командиров уральских отрядов, которые заподозрили Яковлева в предательстве революции. Этому способствовал также и мандат, выданный Яковлеву, где «в целях конспирации» не сообщалось ничего «ни о Царе, ни о Тобольске». Конспирация была настолько полной, что Яковлев, набирая людей в свой отряд, «не только красноармейцам, но даже своим помощникам не говорил ни о месте, ни о цели поездки». А ведь это были в основном его бывшие товарищи по террористическим группам 1905 года, то есть люди хорошо Яковлеву известные и проверенные.

Свердлов чрезвычайно спешил с выполнением задания. Причину этого Свердлов называет сам: начнется распутица и придется ждать пароходного сообщения до Тюмени, что очень не желательно. Почему? Потому что при варианте сухопутного перевоза Царской Семьи Свердлов мог объяснить остановку Царя в Екатеринбурге «своеволием» уральцев, которые остановили поезд, перевели стрелки, захватили состав и т.д. и не дали ему проехать в Москву, а объяснить аналогичное при речной перевозке - намного труднее. Кроме того, дальнейшее пребывание Царской Семьи в далеком Тобольске, при совершенно неясном будущем для большевиков и угрозе отпадения Сибири от Советов, грозило провалом планам Свердлова.

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что Свердлов предупреждает Яковлева о том, что о сути яковлев-ской миссии знают лишь Свердлов и он. В этой связи упоминание Яковлевым, что Свердлов перед началом разговора с ним беседовал с Лениным по поводу перевозки Царя, вызывает большие сомнения. Яковлев словно хочет убедить читателя, что это было не личное задание Свердлова, а задание советского правительства, главой которого был Ленин. Почему же тогда, если, по словам Свердлова, задание Яковлеву дал СНК, с ним беседовал не Ленин, а Свердлов, и почему информацию по ходу выполнения этого задания Яковлев должен был предоставлять не Ленину, а лично и только Свердлову?

Для подготовки миссии Яковлева в Тобольск прибыл тайно Хохряков вместе с некоей большевичкой Татьяной Наумовой, которая была уроженкой Тобольска. «Павел с Наумовой, — пишет Столяренко, — прибыли в Тобольск. Решено было действовать хитростью. Всем знакомым Таня сообщала, что привезла жениха. Постепенно с помощью друзей Наумовой удалось установить необходимые связи. Только после этого из Екатеринбурга прибыла группа красногвардейцев во главе с комиссаром А.Д. Авдеевым и трое рабочих Надеждинского завода»459.

Официально целью Хохрякова было установление контроля над Тобольском. Казалось бы, это ему вполне удалось: он был избран председателем городского Совета. Это обстоятельство еще раз доказывает всю несостоятельность утверждений, что будто бы вся власть в Тобольске находилась в руках меньшевиков и эсеров. Будь это так, оголтелый большевик Хохряков никогда бы не стал главой Совета. Но вот что странно, как только Яковлеву удалось организовать вывоз Царя из Тобольска, как Хохряков немедленно оставил свой пост и покинул Тобольск! Значит, истинная цель его приезда в город была не установление контроля над городом, а организация вывоза из него Царской Семьи. Как только Свердлов получил известие о том, что Хохряков стал председателем Совета, он посылает в Екатеринбург телеграмму: «Дорогие товарищи! Сегодня по прямому проводу предупреждаю вас о поездке к вам тов. Яковлева. Мы поручили ему перевезти Николая на Урал. Наше мнение: пока поместите его в Екатеринбурге. Решите сами, устроить его в тюрьме или же приспособить какой-нибудь особняк. Без нашего указания из Екатеринбурга никуда его не увозите. Задача Яковлева — доставить Николая в Екат./бург/ живым и сдать его Пред. Белобородову или Толощекину. Яковлеву даны самые точные и подробные инструкции. Все, что необходимо, сделайте. Сговоритесь о деталях с Яковлевым. С тов. приветом, Свердлов»460.

Таким образом, в тексте телеграммы ясно сказано, что Государь должен быть доставлен в Екатеринбург живым. (Заметим, что речь идет только об Императоре Николае II и ни слова о его Семье.) И.Ф. Плотников утверждает, что, давая вышеприведенную телеграмму, Свердлов лгал, так как хотел, чтобы Царь был убит по дороге уральцами, а вся ответственность при этом легла бы на Яковлева. «Обратим внимание на то, — пишет он, — что согласно телеграмме миссия Яковлева сводилась к доставке бывшего Царя в Екатеринбург. На деле задание и полномочия, данные ему в Москве на словах и по мандату, были куда обширней. В такой противоречивости в официальном определении роли уральского руководства, с одной стороны, и уполномоченного кремлевских руководителей Яковлева, с другой, был явный источник возможного конфликта между ними. А это могло привести к вооруженным стычкам, гибели Царской Семьи, и вину за эту гибель можно было возложить на одну из сторон. Скорее всего, виновным признали бы Яковлева, как не сумевшего выполнить поручение — "довезти груз живым"»461.

На наш взгляд, подобные объяснения И.Ф. Плотникова надуманные. Во-первых, откуда И.Ф. Плотникову известно, что задание и полномочия Яковлева были «куда обширней»? Ведь ни текста мандата, ни полного содержания разговора Свердлова и Яковлева у нас нет. А судя по отрывкам этого разговора и по посланной Свердловым телеграмме, задачи Яковлева заключались именно в перевозке Царя в Екатеринбург.

Во-вторых, безусловно, Свердлов был злодеем, но привычки разбрасываться верными ему людьми, а Яковлев был, несомненно, предан Свердлову, за ним не водилось. Напомним, что ни Белобородое, ни Голощекин, ни другие исполнители екатеринбургского злодеяния не только не понесли никакого наказания за свою «самостоятельность», но, наоборот, были открыто поддержаны Свердловым и ВЦИКом. Представляется весьма сомнительным, чтобы Свердлов, отправляя Яковлева в Тобольск, вынашивал планы последующей его «подставы». Во-вторых, почему, если Яковлев должен был перевезти в Екатеринбург только Царя, по дороге должна была погибнуть, по И.Ф. Плотникову, вся Царская Семья?

По Плотникову получается следующее: Свердлов дает приказ Яковлеву довезти «груз живым» в Екатеринбург, а сам одновременно дает тайное распоряжение уральским отрядам убить Царя по дороге. При этом Яковлев ничего не знает об этом двурушничестве Свердлова и ценой собственной жизни изо всех сил пробивается в Екатеринбург. Подобная версия не выдерживает никакой критики. В самом деле, зачем Свердлову был нужен этот сложный и запутанный гамбит? Он мог совершенно спокойно дать четкие указания Яковлеву уничтожить самому «груз по дороге» или не препятствовать сделать это уральцам. Скрывать в таком случае цель убийства от Яковлева и давать при этом ему мощную охрану было просто нелепо. Или И.Ф. Плотников сомневается, что кровавый террорист Яковлев, на совести которого были десятки человеческих жизней, испугался бы пролить кровь Царскую? Очевидно, что нет. Если Свердлову было бы необходимо, чтобы Государь был убит по дороге, то можно не сомневаться: Яковлев выполнил бы этот приказ, и никакие уральцы в этом случае ему бы не понадобились. Так почему же Яковлев так упорно защищает Царя? Ответ очевиден: потому что он имел четкий приказ Свердлова довезти «груз живым» в Екатеринбург.

Об этом же свидетельствует и четкая инструкция Свердлова, переданная Яковлевым всем членам своего отряда: «Жизнь заключенных гарантируется головами всех, кто и не сумеет уберечь, и всех, кто сделает покушение на жизнь семьи бывшего Царя или попытку увоза, перевода без распоряжения тов. Яковлева»^2.

Яковлев выехал из Москвы, имея на руках мандаты, подписанные Свердловым и, вероятно, Лениным. Его сопровождал отряд, состоявший из 15 кавалеристов, около 100 пехотинцев при 4 пулеметах, 2 телеграфистов и сестры милосердия. Позже его догнали незначительные подкрепления463. Яковлев прибыл в Уфу, где продолжил формирование своего отряда, откуда выехал в Екатеринбург.

В Екатеринбурге Яковлев имел долгую беседу с военным комиссаром Уральского облвоенкомата Ш.Ф. Голощекиным и с зам. председателем исполкома Уральского областного

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -[51] -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading