Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


акцию эту произвести в той подвальной комнате, в которой помещался я со своей пулеметной командой. Для этой цели убрали из комнаты наши кровати и другую мебель.

На время расстрела решили поставить под окнами нашей комнаты старую грузовую машину "Форд " с плохим глушителем, чтобы она в это время трескотала своим мотором, заглушая выстрелы.

В 2 часа утра 22 июля 1918 года тов. Юровский сообщил Николаю II, что в городе неспокойно, что его жизни и его семье угрожает опасность, что во избежание этого он предложил ему со всей семьей спуститься вниз. После этого Николай II взял на руки своего сына и пошел в указанную комнату, а за ним пошли и другие члены его семьи, и другие лица, находящиеся при нем. Николай II сына посадил на приготовленный нами стул, а сам встал посереди комнаты лицом к двери.

Тов. Юровский вошел в эту комнату, встал в угол и зачитал Николаю II и его семье Постановление Уральского Областного Совета об их расстреле. Причем в этом Постановлении инкриминировалось обвинение династии Романовых за все время со стороны этой династии. После оглашения тов. Юровским Постановления Областного Совета сразу затрещал мотор грузовой машины и присутствующие при этом товарищи, сначала не входя в комнату, где находились приговоренные, начали стрелять через проем двухстворной двери.

Присутствующий здесь член, т. е. чекист Михаил Медведев, с первого выстрела застрелил насмерть Николая II.

В то же время я разрядил свой "наган" по осужденным. Результаты моих выстрелов я не знаю, т. к. вынужден был сразу же пойти на чердак, к пулемету, чтобы в случае нападения на нас (во время этой акции) враждебных нам сил в своей пулеметной комнате отражать это нападение.

Когда я вбежал на чердак — увидел, что в Горном институте, расположенном через улицу, загорелся свет. Хорошо были слышны выстрелы и вой царских собак.

Я немедленно спустился в комнату казни и сказал, что стрельба в городе очень слышна, что очень силен вой царских собак, что против нас, в Горном институте, во всех окнах горит свет, но в это время, за исключением фрельны и сына Николая, все уже были мертвы.

Я рекомендовал умертвить их холодным оружием, а также умертвить трех царских собак, которые сильно выли. Четвертую собаку Джек как не производящую вой не тронули.

Затем районный врач освидетельствовал всех казненных и установил, что все они мертвы.

После этого все трупы были уложены в грузовую автомашину и покрыты белой материей. В том числе: Николай II, его жена, четыре дочери Николая, его сын, фрельна, повар, лакей, доктор и три собаки»1184.

На этом «воспоминания» Кабанова в Радиокомитете заканчиваются. Но, видимо, этих воспоминаний кому-то показалось мало, и Кабанов пишет «частное» письмо сыну Кудрина, главный смысл которого сводился к тому, что Царя убил именно Кудрин (Медведев), а не Юровский. При этом любопытно, что Кабанов как бы загодя предупреждает, что он не может назвать ни одного свидетеля расстрела. «Обстановка была крайне напряженная, — пишет Кабанов, — у окраины Екатеринбурга были белые, в городе было много людей, враждебно относящихся к молодой советской власти, наши вооруженные силы были ничтожны, сам акт ликвидации Романовых в то время и в той обстановке был актом чрезвычайно ответственным, и потому у всех нас, участвующих в казни, нервы были напряжены до предела. Поэтому было невозможно думать о том, чтобы сосчитать присутствующих или запомнить их фамилии и внеш-ность»иН5.

В этих словах Кабанова, что ни слово, то — ложь. Обстановка вокруг Екатеринбурга «крайне напряженной» не была, никаких «белых» на окраине города не было, а большевистские силы были вполне серьезными. Но удивительна не эта ложь Кабанова, а то, каким образом все эти обстоятельства, даже если бы они действительно имели место, могли бы привести к такой патологической забывчивости, что Кабанов не смог вспомнить ни фамилий, ни внешности своих подельников? И как при этой забывчивости и крайнем волнении, когда «нервы были напряжены» до предела, Кабанов умудрился точно запомнить, что Императора Николая II убил именно Кудрин (Медведев)?

В своем «частном письме» Кабанов добавляет еще несколько деталей: «Когда я слез с чердака, то увидел такую картину: две младших дочери царя, прижавшись к стенке, сидели на корточках и закрывали головы руками, а в их головы в это время стреляли. Фрельна лежала на полу еще живая. Когда я вбежал в помещение казни, я крикнул, чтобы немедленно прекратили стрельбу\ а живых докололи штыками. Но к этому времени в живых осталось только Алексей и фрельна. Один из товарищей в грудь фрельны стал вонзать штык американской винтовки «Винчестер». Штык вроде кинжала, но тупой и грудь не пронзил, и фрельна ухватилась обеими руками за штык и стала кричать, но потом ее и 3 царских собак добили прикладами ружей. Правда, одну из собак повесили. Смерть казненных констатировал военный врач, ему были заданы вопросы, почему Алексей после нескольких выстрелов в голову и сердце так жил, он ответил, что при такой болезни, какой болел Алексей, долго не умирают. Этим врачом был составлен акт о том, что все 11 казненных были мертвы»инв.

Интересно все-таки была устроена память у Кабанова! «Натянутые до предела нервы» не позволили ему запомнить ни одного участника убийства, но зато он детально помнил, какой марки была американская винтовка, как выглядел прикрепленный к ней штык, какие вопросы были заданы «врачу» и т. п. Вообще нелепостей у Кабанова великое множество.

Начнем с того, что Кабанов вдруг нас уверяет, что, оказывается, в комнате, где произошел расстрел, ранее находилась его пулеметная команда и стояли «кровати» пулеметчиков и мебель. Между тем ни в одном свидетельстве не говорится ни о какой команде пулеметчиков и их размещении в расстрель-ной комнате. Юровский только говорит, что комнату предварительно очистили от мебели. Кроме того, мы помним, что в тот день, по показаниям обвиняемых, пулеметчиком в доме Ипатьева был А. Стрекотин и его пост находился в большой комнате нижнего этажа. Поэтому совершенно непонятно, почему вдруг Кабанов в момент убийства стремглав помчался на чердак, где якобы находился пулемет. Даже если представить, что пулемет действительно там находился, то что же, Юровский не догадался бы заранее послать на чердак кого-нибудь другого, а не Кабанова, который должен был метаться по дому в момент убийства? Кабанов уверял: «Яразрядил свой "наган" по осужденным. Результаты моих выстрелов я не знаю, т. к. вынужден был сразу же пойти на чердак, к пулемету». Сбегав к пулемету, увидев «свет в окнах» Горного института и услышав вой собак, Кабанов «немедленно спустился в комнату казни». А теперь представим себе эту картину: Кабанов дает два-три выстрела в расстреливаемых, а затем, даже не увидев, куда он попал, стремглав несется на чердак к пулемету, якобы, как он сам объясняет, чтобы занять пулеметный пост, но вместо этого тут же этот пост бросает и несется снова вниз с сообщением о вое собак. А если бы в этот момент действительно начался бы налет на дом, чем бы помогли убийцам известия о воющих собаках?

Не менее серьезное недоумение вызывает то, что увидел Кабанов с этого чердака на другой стороне улицы. А он увидел там — Горный институт, в котором стали зажигаться огни. Свет «горел во всех окнах», хорошо был слышен «вой царских собак». Во-первых, непонятно, почему вдруг глубокой ночью в Горном институте всюду стали «загораться огни»? Не шли же занятия в институте круглыми сутками, да еще и при потушенном свете! Во-вторых, Кабанов пишет, что услышал вой «царских собак». Интересно, о каких собаках идет речь? Если о собаках Царской Семьи, то их в доме было две: спаниель Наследника Джой (которого Кабанов называет Джеком)1187 и маленькая комнатная собачка Великой Княжны Анастасии Николаевны. Последняя собачка была настолько маленькой, что не могла даже ходить, ее носили на руках. Так как Кабанов утверждает, что Джой был убит, то получается, что дикий вой, который был слышан за сотни метров от дома, издавала крохотная собачка. Но даже если каким-то образом собачка смогла так завыть, то непонятно, как Кабанов смог оценить, что этот вой хорошо слышен на улице. Ведь собаки не гуляли ночью по двору Ипатьевского дома, они, по всей вероятности, находились внутри особняка. Поэтому если бы эти собаки начали выть, то этот вой был бы слышен только в самом доме Ипатьева, максимум в саду, но никак не за сотни метров от дома. Потом, собак можно было поместить в подвал, и тогда бы их вой вообще был бы не услышан. Но вместо этого собак, по Кабанову, убивают, кроме Джоя, причем одну из них — вешают. Последнее вообще непонятно: зачем нужно проводить этот садистский акт с животным, если умерщвление собак было вызвано исключительно

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -[160] -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading