Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


сих пор никто не задавался вопросом: а могла ли быть в реальности та картина преступления, которая до сих пор считается единственно верной? Ведь до сих пор версия убийства Царской Семьи основывалась исключительно на показаниях и воспоминаниях соучастников преступления. Между тем любой правовед знает, что показания соучастников преступления даже против друг друга не могут считаться доказательствами, если они не подкреплены показаниями других свидетелей или наличием вещественных доказательств. Проведенный нами анализ этих показаний и воспоминаний соучастников преступления позволил нам весьма усомниться в их правдивости. Надеемся, что сможем убедить в этом и читателя.

Мы считаем также своим долгом обозначить еще одно обстоятельство, с которым читатель столкнется, читая нашу книгу: в своем повествовании мы будем придерживаться версии следователя Н.А. Соколова, а не версии Правительствен- j j

ной комиссии РФ. И дело здесь не в безоговорочном неприятии всей той большой работы, которую проделала эта комиссия, и нежелании в очередной раз затеять спор о подлинности «Екатеринбургских останков». Просто та версия убийства Царской Семьи, которую мы излагаем, имеет право на существование только в рамках выводов следствия Соколова. Что же касается «мостика под шпалами» и найденных там останков девяти человек, то дело это весьма сложное и запутанное, намного сложнее, чем представляется многим, как со стороны сторонников, так и противников отожествления этих останков с мощами Царственных Мучеников. Обстоятельства этого захоронения, равно как и его обнаружения, требуют большой и обстоятельной, а главное, доброжелательной работы. Сегодня же мы имеем жесткое противостояние двух сторон. Причем со стороны тех, кто является сторонником подлинности останков, мы встречаем особо враждебную позицию к противоположной стороне и отказ от хотя бы попытки объяснить или доказать свою точку зрения. Характерным примером такой позиции могут служить слова профессора C.JI. Фирсова, написанные им в предисловии к книге И.Ф. Плотникова: «Многие, к сожалению, уже сформировали свое окончательное представление о "екатеринбургских останках". Переубеждать их — дело бесперспективное, но исторической правде "бесперспективность" не страшна»8.

Если следовать такой логике, то мы можем с тем же успехом применить эти слова к сторонникам «Записки Юровского». Чем они доказывают подлинность останков? «Запиской Юровского»? В книге читатель сможет убедиться, насколько ей можно доверять. Проведенными экспертизами? Но мы прекрасно знаем, как при большевиках умели проводить «экспертизы». Проведенной «независимой» экспертизой в Англии и США? Недавние «экспертизы» американцев по поискам оружия массового уничтожения в Ираке, сначала «нашедших», а потом «потерявших» это самое оружие, в результате чего под бомбами и танками оказался целый народ, прекрасно иллюстрируют «независимость» американских «экспертиз». Сравнительный анализ ДНК с останками Великого Князя Георгия Александровича? Но мы даже не знаем, существуют ли эти останки, а если существуют, являются ли они останками брата Государя? Ведь до сих пор нет отчета о вскрытии гробниц Петропавловского собора в годы большевистского правления и сведений о судьбах находившихся в соборе захоронений. Мы уже не говорим о той массе противоречий, явных несуразиц, ошибок, которые были допущены в выводах и решениях правительственной комиссии. Нам говорят, что похороны останков были признаны высшей властью Российской Федерации, но те, кто жил в России 90-х годов, да и в свете сегодняшних разоблачений, хорошо знает, каков был нравственный уровень этой власти.

Несмотря на многие серьезные доводы в ошибочности признания найденных останков за Царские мощи, некоторые сторонники такого признания вместо научных доказательств в лучших традициях инквизиции объявляют сомневающихся «еретиками».

И все же, отметив вышеизложенное, мы не делаем однозначных выводов ни о деятельности комиссии, ни о происхождении «мостика под шпалами». Это предмет огромной и длительной работы.

В заключение мы просим прощения у читателя за несколько длинное цитирование отдельных документов, юридических определений, оккультно-сатанинских источников2, которые были нужны автору исключительно для исследования выдвигаемой им версии.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КРЕСТНЫЙ ПУТЬ

Глава 1. Псковская Гефсимания

Авва Отче! Все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. (Евангелие от Марка, гл. 14-3).

Обстоятельства, при которых Император Николай Александрович подписал так называемое «отречение» от престола, до сих пор покрыты завесой тайны. До сих пор недоброжелатели Николая II, и даже многие ему сочувствующие, ставят в вину последнему Царю сам факт «отречения». Так, например, О.А. Платонов, открыто симпатизирующий Николаю II, пишет об «отречении»: «Жертва Царя оказалась для России напрасной и, более того, гибельной, ибо само государство стало жертвой измены»9.

До сих пор бытует и другая лживая версия происшедшего, суть которой выразил А.А. Блок, сказавший: «отрекся, как будто эскадрон сдал». Таким образом, «отречение» вырывается из общего контекста всех предшествующих событий и превращается в личный почин «слабого» Царя. «Все разговоры, -справедливо пишет А.Н. Боханов, - "правильно" или "неправильно" поступил Николай II, когда отрекался от престола, возможны лишь в том случае, если эту тему вырвать из конкретных исторических обстоятельств времени и места»10.

Мы, в силу рамок темы настоящего труда, не можем подробно рассматривать это событие. Нас оно интересует только в силу того обстоятельства, что произошедшее в Пскове 2 марта 1917 года стало началом Крестного Пути Царя-Мученика, закончившегося в Екатеринбурге.

Чем ближе приближался роковой 1917 год, тем мрачнее становились тучи над Царем и Россией, тем больше было знамений, предсказывающих скорое мученичество Царя за Россию. Еще в 1915 году с Государем произошел потрясающий по своей глубине случай. Это было во время посещения Императором Николаем II Севастополя. Царь внезапно захотел посетить Георгиевский монастырь, находившийся на скале. Граф Д.С. Шереметьев вспоминал: «Мы вошли в церковь, и начался молебен. Все было так молитвенно проникновенно и тихо... Вдруг за дверьми храма, весьма небольших размеров, раздался необычный шум, громкие разговоры и странная суматоха — одним словом, что-то совершенно не отвечавшее ни серьезности момента, ни обычному чинному распорядку. Государь удивленно повернул голову, недовольно насупил брови и, подозвав меня к себе жестом, послал узнать, что такое произошло и откуда это непонятное волнение и перешептывание.

Я вышел из храма, и вот что я узнал от стоявших монахов: в правых и левых скалах, в утесах, живут два схимника, которых никто из монахов не видел. Где они живут в точности, неизвестно, и о том, что они живы, известно только потому, что пища, которая им кладется на узкой тропинке в скалах над морем, к утру бывает взята чьей-то невидимой рукой. Никто с ними ни в каких сношениях не бывает, и зимой, и летом они живут в тех же пещерах.

И вот произошло невероятное событие, потрясшее и взволновавшее всех монахов монастыря: два старца в одеждах схимников тихо подымались по крутой лестнице, ведущей со стороны моря. О прибытии Государя в монастырь им ничего не могло быть известно, ибо и сам игумен, и братия — никто не знал о посещении Государя, совершить которое было решено внезапно, в последнюю минуту. Вот откуда волнение среди братии. Я доложил Государю и видел, что это произвело на него впечатление, но он ничего не сказал, и молебен продолжался.

Когда кончился молебен, Государь и Императрица приложились ко кресту, потом побеседовали некоторое время с игуменом и затем вышли из храма на площадку, которая идет вроде бульвара с резко обрывающимся скатом к морю.

Там, где кончалась деревянная лестница, стояли два древних старца. У одного была длинная белая борода, другой был с небольшой бородкой, с худым строгим лицом. Когда Государь поравнялся с ними, они оба молча поклонились ему в землю. Государь, видимо, смутился, но ничего не сказал и, медленно склонив голову, им поклонился.

/.../ Меня, как всегда, поразило его поистине изумительное спокойствие и как-то невольно кольнула мысль, что означает этот странный молчаливый поклон в ноги.

Теперь после всего происшедшего, думается, не провидели ли схимники своими мысленными

Страницы:1 -2 -3 -[4] -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading