Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


в руках бывшего матроса, большевика П.Д. Хохрякова. Весной 1918 года Хохряков был послан в г. Тобольск. Кем он был послан и зачем? И.Ф. Плотников пишет, что Хохряков был послан в Тобольск Ш.И. Голощекиным, «для контроля над положением в городе, губернии и овладения Царской Семьей»449.

Хохряков был известен тем, что во время Февральской революции принял личное участие в убийстве офицеров, а после прихода к власти большевиков служил в карательных отрядах ЧК. Было бы смешно думать, что Кобылинский отдаст Царскую Семью в руки таких людей, как Хохряков, не скрывавшего своих намерений в отношении Царской Семьи. Но приезд в Тобольск Екатеринбургского, Омского и Тюменского отрядов, по нашему мнению, был призван сыграть как раз совершенно противоположную роль: а именно встревожить руководство Отряда особого назначения, что им вполне удалось сделать. Яковлев позднее писал: «Атмосфера в городе создалась самая напряженная. Отряды Омский и Екатеринбургский оспаривали друг у друга права на бывшего Царя ив то же время продолжали вымогательства, пускаясь на всевозможные средства. У отряда особой охраны составилось впечатление, что Николая Романова хотят завоевать, готовились к обороне»450.

В этом докладе Яковлев лишний раз подтверждает наши предположения о характере и сущности действий «самостоятельных» уральских отрядов: они создали в Тобольске «самую напряженную атмосферу».

Между тем, наряду со взятием под контроль ситуации в Тобольске, Свердлов в Москве продолжал вести двойную игру: на словах уверяя немцев, что им предпринимается все для перевозки Царя в Москву, он на самом деле готовил его перевоз в Екатеринбург.

О том, что Царь должен был быть перевезен в Москву, видно из отчета о заседании Президиума ВЦИК, состоявшемся 1 апреля 1918 года, по поводу положения дел в Отряде особого назначения. Во 2-й части постановления говорилось: «II. Поручить Комиссару по военным делам немедленно сформировать отряд в 200 человек (из них 30 чел. из партизанского отряда ЦИК, 20 чел. из отряда левых с.-р.) и отправить их в Тобольск для подкрепления караула и в случае возможности немедленно перевести всех арестованных в Москву. (Настоящее постановление не подлежит оглашению в печати)»451. (Подчеркивание наше. — ИМ.)

Но уже 6 апреля 1918 года состоялось новое заседание ВЦИК, на котором рассматривался вопрос «о бывшем Царе Николае Романове». Президиум ВЦИК вынес решение: «В дополнение к ранее принятому постановлению поручить т. Свердлову снестись по прямому проводу с Екатеринбургом и Омском о назначении подкрепления отряду, охраняющему Николая Романова и о переводе всех арестованных на Урал»452.

Отметим здесь, что постановление о перевозе Царя в Москву не подлежало оглашению, а вот о перевозе его в Екатеринбург на Урале знали все. Таким образом, Свердловым изначально создавалась конфликтная ситуация.

Внешне же советское руководство делало все, чтобы создать видимость выполнения приказа Мирбаха. Еще зимой 1918 года начинается кампания о вывозе «Николая Романова» из Тобольска для предания его суду. 29 января 1918 года Совнарком рассматривает вопрос «О передаче Николая Романова в Петроград для предания его суду». 20 февраля 1918 года Совнарком вновь возвращается к этому вопросу: «Поручить Комиссариату Юстиции и двум представителям Крестьянского съезда подготовить следственный материал по делу Николая Романова. Вопрос о переводе Николая Романова отложить до пересмотра этого вопроса в Совете Народных Комиссаров. Место съезда не предсказывать пока»453.

Если следовать версии о германском приказе в деле вывоза Царской Семьи, то перевод Царя из Тобольска в одну из столиц для суда над ним должен был оправдать действия большевиков в глазах своей партии. Вопрос о месте суда над Императором Николаем II также весьма интересен и имеет, по нашему мнению, прямую связь с планами Свердлова. Изначально суд над Императором Николаем II предполагалось провести в Петрограде, затем суд увязывался с созывавшимся V съездом Советов без указания места его проведения, затем в апреле Свердлов официально заявлял, что Императора должны доставить в Москву для суда над ним.

Одновременно Свердлов изначально создавал миф о якобы самостоятельных действиях уральских властей в отношении Царской Семьи. Эта ложь о своеволии уральцев будет объяснением и злодеяния 17 июля 1918 года. Вот что говорил Свердлов Яковлеву: «Мы, большевики, в правительстве никогда не забываем о Тобольске и придаем наиважнейшее значение извлечению Царской Семьи из Тобольска без особого шума. Но там сложилась нездоровая атмосфера, потому что чекистские военные отряды наперебой стремятся оторвать Царскую Семью от охраны, без всяких полномочий и указаний со стороны правительства Советской России. Из-за этой возни Николай II уходит из поля зрения Москвы. Нужен большой такт, чтобы наладить хотя бы кажущиеся хорошие отношения с царским охранением и добиться их добровольного согласия увезти Царскую Семью в наше распоряжение». На вопрос Яковлева, почему уральцы не совершат перевозку Семьи сами, Свердлов ответил: «Они испортили все дело своей бестактностью, и теперь, кто бы от них ни приехал, это только вызовет в охране озлобление и недовольство. Нужно нейтральное лицо, не связанное с Екатеринбургом»454.

Эти слова, по нашему убеждению, являются ключевыми в объяснении действий уральских отрядов и цели поездки в Тобольск именно Яковлева. Мы уже говорили и поговорим подробно об этом еще ниже, что к апрелю 1918 года Свердлов полностью контролировал ситуацию на Урале. Никаких самостоятельных действий без его ведома ни Голощекин, ни Белобородое, ни тем более Хохряков с Заславским предпринимать не могли. Говоря о том, что уральские отряды действуют по «своей инициативе», Свердлов лгал. Организуя и посылая в Тобольск банды «самостоятельных уральцев», он преследовал цель создать вокруг Царской Семьи тревожную обстановку, вызвать у охраны «Дома Свободы» страх за судьбу Царственных Узников.

На этом фоне приезд вежливого интеллигентного официального представителя правительства комиссара Яковлева, имевшего мандаты от первых лиц большевистского руководства и, безусловно, их предписание перевезти Царскую Семью в Москву или Петроград должен был дезориентировать и Ко-былинского, и Отряд особого назначения и облегчить им выдачу Царской Семьи только Яковлеву, а не кому другому

Для этого Свердлов срочно вызвал к себе Яковлева и дал ему соответствующие указания. В чем же они заключались, эти указания? По нашему мнению, отправляя Яковлева в Тобольск, Сверлов объяснил ему немецкие требования. Он также сказал Яковлеву, что официально тот должен придавать всей операции особую таинственность, но при этом сделать так, чтобы до Царской Семьи и ее окружения дошла бы информация, что Государя собираются увезти в Москву, а затем за границу. Однако при этом Яковлев должен был знать, что на самом деле Император должен быть доставлен в Екатеринбург и сдан местным властям. При этом Яковлев наверняка был предупрежден и о том, что вокруг его экспедиции будут различные провокации, вплоть до угрозы нападения. При этом Яковлев должен был играть роль человека, всеми силами стремившегося выполнить задание Свердлова, но не сумевший этого из-за противодействия «своевольных» уральцев.

Именно этим вызваны слова Свердлова «говорить должно не то, что можно, а то, что нужно».

Состоявшийся между Свердловым и Яковлевым разговор чрезвычайно важен, поэтому мы приведем его практически полностью.

«Во время остановки в Москве я явился к Председателю ВЦИК тов. Свердлову, с которым работал вместе еще в дореволюционное время в подполье на Урале и в Петрограде.

— У меня к тебе секретный разговор. Сейчас мне некогда. Ты пойди пока на заседание ВЦИКа, а после приходи ко мне в кабинет, и я тебе скажу, в чем дело. Да, кстати, ты заветы уральских боевиков не забыл еще? Говорить должно не то, что можно, а то, что нужно, — заграница из тебя это еще не вытравила ? Это я спрашиваю потому, что я буду говорить с тобой — знаем ты да я, понял ?

И он ушел.

После я узнал, что в это время у него происходило совещание по этому вопросу с тов. Лениным.

— Ну, дело вот в чем, — прямо и решительно приступил к делу Свердлов. — Совет Народных Комиссаров постановил вывезти Романовых из Тобольска пока на Урал.


Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -[49] -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading