Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


подавленности и чувствительности, когда перед их глазами совершается последний акт победы над их величайшим врагом. Пламя охватывает главу Царя Николая, и невыносимый запах горящего человеческого тела наполняет душную комнату»1259.

В этом свидетельстве неизвестного «очевидца», по нашему мнению, отголоски реальных событий сочетаются с литературными преувеличениями и, вполне возможно, с дезинформацией. Во-первых, из рассказа «очевидца» можно сделать вывод, что он был членом большевистской партийной верхушки, так как, несомненно, только такие люди могли быть допущены к такой секретной операции, как уничтожение останков убитого Императора. При этом по тону рассказа понятно, что «очевидец» — человек, настроенный весьма враждебно к большевикам, во всяком случае, внешне. Рассказ в таком тоне «очевидец» мог вести в том случае, если бы он порвал с большевиками. Между тем мы не знаем ни одного примера, когда кто-либо из членов этой верхушки бежал бы на Запад, во всяком случае, до утверждения Сталина у власти. Напомним, что статья была написана в 1928 году. Сам тон повествования, весьма сочувственный к Николаю II и с явным осуждением большевистского изуверства, мало походил на воспоминания видного большевика.

Во-вторых, утверждение «очевидца», что голова была доставлена большевистскому руководству как доказательство убийства Императора Николая II, весьма неубедительно. Первый вопрос, который возникает по этому поводу: почему останки были доставлены так поздно, лишь 26 июля, то есть через 9 дней после убийства. В примечании к статье пастора К. Руфенбургера (Ризенбурга) редакция журнала «Двуглавый орел» так объясняла эту задержку: «Если в ответ на срочный запрос Троцкого, посланный 19 июля, советские деспоты получили чемодан с "вещественным доказательством" злодеяния лишь 26 июля, то не значит ли это, что чемодан из Екатеринбурга не сразу попал в руки Совнаркома? В этом непонятном замедлении с доставкой ужасного "трофея революции " не кроется ли ответ на подозрение скоропостижно скончавшегося следователя Соколова, который неоднократно высказывал предположение (основанное на ряде косвенных улик) о том, что Глава убиенного Государя была отрезана Юровским и послана в Москву для темных ритуальных издевательств. По этому предположению выходило, что сожжение тел в лесу и поливание их серной кислотой вызывалось желанием убийц скрыть факт отсутствия Главы у тела Царственного Мученика»1260.

Однако такое объяснение не может быть признанным удовлетворительным, так как оно базируется не на выводах Соколова, а на статье Руфенбургера и свидетельствах «очевидца». Между тем весьма сомнительно, чтобы Троцкий посылал 19 июля телеграмму с вышеприводимым текстом. Зачем Троцкому было посылать телеграмму, если все обстоятельства убийства и манипуляций с трупами были, без сомнения, оговорены заранее Свердловым и екатеринбургскими убийцами? Безусловно, что если отчленение голов имело место, то оно было также оговорено Свердловым, и Голощекин или кто-то иной отвез бы отчлененные головы немедленно туда, куда бы ему указал Свердлов. Предполагаемые ритуальные издевательства могли быть при этом осуществлены после ознакомления Свердлова и того же Троцкого с содержимым «страшной посылки». Во всяком случае, Свердлов, главный организатор убийства Царской Семьи, должен был стать первым, кто увидел бы в Москве голову Императора. Тем временем в рассказе «очевидца» имя Свердлова не упоминается вовсе.

Также весьма маловероятно, чтобы Царская Глава была доставлена в Совнарком, то есть Советское правительство. Совнарком был «сборной солянкой», куда могли входить люди, которым совершенно не надо было бы знать о страшных тайнах большевистских чернокнижников и их покровителей. К тому же, как мы могли видеть, Совнарком не являлся главной движущей силой в деле убийства Царской Семьи.

Представляется также невероятным и то обстоятельство, что на сожжении присутствовали случайные люди - сестра Радека, Балабанова и т. д. Если бы такая акция имела место, то круг присутствующих при ней был бы ограничен двумя-тремя партийными вождями. Странно также, что при акции не присутствовал Свердлов. Затем непонятно, почему сожжение происходило в какой-то печке и почему голову не вынули из банки? Кто поместил банку с головой в печь? Неужели какие-то служащие? Это — исключено. Делать это могли опять-таки только очень доверенные лица.

В-третьих, и это, пожалуй, самое главное, из рассказа «очевидца» вообще непонятно, зачем понадобилось уничтожать голову. Ведь, как утверждает «очевидец», большевики воспринимали голову как главное доказательство убийства Царя. Зачем же это доказательство было уничтожать? Тем более что в рассказе отмечается, что поводом к требованию Троцкого привезти голову в Москву стало известие из Берлина. А если бы немцы заявили в своих целях, что Император Николай II жив? Или, наоборот, потребовали бы доказательств его убийства? Большевики ничего не теряли, если бы, полностью засекретив банку с головой, поместили ее в какую-нибудь закрытую лабораторию. Вместо этого они, по «очевидцу», сожгли ее весьма странным способом, да еще в присутствии почти что посторонних лиц.

К тому же непонятно, почему в рассказе речь идет только о голове Императора Николая II. Ведь мы знаем, что немцев весьма волновала судьба Императрицы Александры Федоровны. Голова ее, по другим воспоминаниям, была также отчленена и доставлена в Москву. Почему же «очевидец» не проронил о ней ни слова?

В связи со всем вышеперечисленным, создается впечатление, что главной целью рассказа «очевидца» было донести информацию, что Царская Голова уничтожена, сожжена, и тем самым на корню обрубить все попытки ее поисков.

В то же время в рассказе приводятся детали, которые выглядят правдоподобно. Например, сведения о том, что борода на отрубленной голове была седая, находят подтверждения в показаниях священника Иоанна Сторожева, видевшего Государя за два дня до убийства, о том, что «в бороде у Николая Александровича было много седых волос».

Также представляют интерес сведения о том, что голова Царя была сожжена в Кремле. Если учесть, что Кремль, святыня Русского Народа, был избран богоборцами как центр своего господства, что уже само по себе несло кощунственный для православной России смысл, что именно в Кремле позже было сожжено тело Ф. Каплан, а еще позже у основания Кремля погребено мумифицированное тело Ленина, то сожжение Царской Главы именно в Кремле приобретает особое значение.

Примерно в те же годы, на которые приходятся творчество Не-Буквы и откровения «очевидца», в далеком Китае появляется еще одно сведение об отчлененных головах. Мы имеем в виду роман Андрея Кочедаева «Екатеринбургская трагедия». Кочедаев - это, скорее всего, псевдоним, его настоящее имя до сих пор не известно. Однако в предисловии к роману сказано: «Будучи в постоянных служебных отношениях с Войковым и интересуясь жизнью Романовых, автор часто беседовал с ним о заключенных, занося полученные сведения в свой дневник. Кроме Войкова, автор был знаком с комиссарами: Крестинским, Сафа-ровыму Сыромолотовыму Юровским, АндронниковыМу П.М. Быковым и некоторыми красноармейцами, имевшими непосредственное соприкосновение с обитателями Ипатьевского дома»1261.

Итак, перед нами по меньшей мере ближайший приближенный большевистского руководства Урала. Недавно В.И. Сахаров и В.М. Хрусталев разместили в сети Интернет большие отрывки из книги Кочедаева, снабдив их своими комментариями. При этом они почему-то называют роман Кочедаева «рукописью», «бериевские "архивисты" по наводке одного нашего известнейшего коллекционера и знатока раритетов захватили ее в составе знаменитого Пражского архива (РЗИА)у заодно посадив в лагерь всех русских хранителей-эмигрантов»1262.

Непонятно, зачем «бериевским архивистам» понадобилось совершать захват рукописи Кочедаева, когда она была официально издана в Китае. В.И. Сахаров и В.М. Хрусталев объясняют это тем, что роман Кочедаева скрывал в себе опасную для большевиков информацию о последних днях Царской Семьи (по мнению Сахарова и Хрусталева, якобы из-за этого Кочеда-ев был выловлен чекистами и казнен). На самом деле роман Кочедаева насквозь наполнен ложью и клеветой на Царскую Семью, весьма схожей с дневниками «Вырубовой». Несомненно, Кочедаев был большевистским агентом, сознательно тиражирующим эту клевету и ложь о последних днях Семьи Императора Николая II. Скорее всего Кочедаев выполнял чекистское задание по сокрытию истинных обстоятельств убийства Царской Семьи. Причем делалось это проверенным способом: со стороны какой-нибудь «нейтральной», желательно «враждебной» большевикам силы, в частности «эмигранта» «писателя» Кочедаева, декларировался какой-то имевший место реальный факт, который большевистскому руководству требовалось скрыть, и этот факт опровергался. Причем иногда этот факт предавался гласности впервые самими фальсификаторами. В романе Кочедаева приводятся следующие слова Юровского Войкову, якобы сказанные им после убийства Царской Семьи:
Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -[177] -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading