Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


Анастасия еще живы!" Два латыша-чекиста бросились добивать Анну Демидову и самую младшую из дочерей Анастасию. Лицо последней было рассечено штыком одного из латышей. Около двух часов ночи все было кончено».

Нетрудно заметить, что в основном «Рассказ Войкова» представляет собой компиляцию из показаний обвиняемых Медведева и других. Даже такие слова, как «тошнотворный за-484 пах крови», практически полностью заимствованы у Медведева. Это цитирование неудивительно: к моменту написания Бе-седовским своей книги уже вышел труд Н.А. Соколова, то есть Беседовскому были известны показания Медведева. Остальное было делом литературной обработки.

Но тем не менее в «Рассказе Войкова» есть детали, которых нет в книге Соколова, и вот эти-то детали и представляют собой главный интерес.

Во-первых, вслед за «Записками Юровского» и «Исповедью Белобородова» повторяются сведения о чрезвычайной засекреченности убийства. Войков даже говорит о том, что Юровский собирался расстрелять несколько охранников.

Во-вторых, появляются новые сведения об убийцах. По Войкову, ими был «отряд ЧК, состоящий из латышей, венгров и десяти членов районного комитета партии». Этих подробностей нет ни у Юровского, ни у Белобородова.

В-третьих, у Войкова вдруг выясняется, что Император Николай II, которого Юровский после первого же выстрела «убил наповал», оказывается, выжил, и Войкову пришлось его дострелить.

Вот, пожалуй, и все новые подробности убийства, заслуживающие внимания. В рассказе Войкова много нелепостей. Так, если он утверждает, что убийцы стремились убить Царскую Семью как можно быстрее, то зачем Юровскому понадобилось читать Государю бумагу, в которой было написано: «Николай Александрович! По постановлению Уральского Совета вы приговорены к смерти!» Он что, не мог сказать это своими словами? И тем более, что мог читать еще Юровский после этих строк, когда самое главное он уже произнес? Конечно, и прерывающийся спазмами голос Царя, и дерзкий ответ Юровского — призваны в рассказе Войкова-Беседовского придать преступному акту значение совершаемого революционного правосудия.

Свидетельства П.З. Ермакова. Свидетельства Ермакова, одного из самых одиозных участников преступления, дошли до нас из разных источников. Вообще Ермаков пользовался каким-то особым доверием советских властей. В тот момент, когда почти все участники злодеяния держали по поводу убийства «рот на замке» или рассказывали о нем в крайне узком кругу, Ермаков открыто рассказывал об убийстве и в выступлениях перед студентами, и на сборах партийной общественности, и даже перед иностранными журналистами. Эта кипучая откровенность Ермакова не прекратилась даже тогда, когда его старшие подельники стали один за одним уходить в мир иной и большинство — через подвалы НКВД. Уже получил смертельную пулю Войков, умер Юровский, уже были расстреляны Белобородое, Голощекин, Мрачковский, Сафаров, Дидковский, уже был отправлен на нары в СИЗО Родзинский, а Ермаков все выступал и выступал. Его откровения перешагнули рубежи СССР, публиковались в заграничных

газетах, его начинали воспринимать чуть ли не как главного цареубийцу. В наши дни Ермаков также порой выступает в качестве определенного ведущего эксперта в деле убийства Царской Семьи. Покойный журналист А.П. Мурзин приводит рассказ Ермакова, называя этот ермаковский рассказ «предсмертной исповедью», где тот раскрывает все тайны убийства. «Исповедовался» Ермаков почему-то Мурзину в 1952 году, когда последний был студентом Уральского университета. «К тому времени, — сообщает нам Мурзин, — роль Ермакова в цареубийстве уже много лет как была публично оболгана и присвоена Юровским»1175. Все эту ложь и умаление собственной персоны Ермаков терпел, терпел, да, наконец, не вытерпел. Пришел к студенту Мурзину, больше идти ему, по-видимому, было некуда, и попросил его помочь написать «книгу с правдой о казни самому товарищу Сталину!». Мурзин сразу сделал вывод: «Кому-то эта мысль может показаться бредовой, но я и тогда подошел к ней иначе: значит, действительно человек решил исповедоваться. Уж кому-кому, а самому "товарищу Сталинуон не посмеет врать. К тому же Ермаков заявил, что тяжело болен и боится, что эта правда умрет вместе с ним»и7в.

Интересно, что ни студент Мурзин не испугался в 1952 году помогать Ермакову писать книгу на совершенно запрещенную тему, да еще кому — самому «товарищу Сталину», ни сам Ермаков не побоялся на эту же запретную тему распространяться малознакомому человеку в течение 8 часов. В ходе этого длинного рассказа Ермаков раскрыл Мурзину великую тайну: оказывается, всю Царскую Семью убил фактически он один! А Юровский вообще в убийстве не участвовал!

Что же рассказал Ермаков Мурзину на «исповеди»? «Вот основные факты, сообщенные нам Ермаковым 30марта 1952 года о расстреле Царской Семьи и ее слуг и об уничтожении и сокрытии тел убиенных. Главным палачом при расстреле был он, Ермаков, как "представитель рабочего класса" и исполнитель "народной мести". Не было никакой расстрельной "команды" мадьяр или "латышей", а был лишь один латыш по имени Ян; трупы убитых в лес отвозили Ермаков и Медведев-Кудрин, а отнюдь не Юровский; жег Ермаков трупы Николая II, Великой княжны Анастасии и Цесаревича Алексея»1177.

Вот, собственно говоря, и все - и вся тайна: пришел Ермаков с латышом Яном и убил Царскую Семью, а трупы сжег. И Мурзин поверил Ермакову, хотя и признавал, что встреча с ним была «пристрелочной», что Ермаков рассказывал сумбурно, поправляясь и путаясь памятью, изрядно пораженной и «дальностью событий, и возрастом, и болезнью, и обидой, и алкоголем», да и латыша Яна в охране Ипатьевского дома не было, но это неважно.

Итак, по Ермакову, из участия в убийстве Царской Семьи полностью исчезал Юровский. Собственно, Ермаков в этом не был оригинален. Сразу после убийства и еще очень долго

упорно говорили, что Николай II убит «русским рабочим товарищем Белобородовым». Нет сомнений, что и из Ермакова пытались сделать такого же «русского рабочего», выразителя «народной мести». Этим самым обелялся Юровский и скрывался весь сатанинский смысл Екатеринбургского злодеяния. Поэтому и разрешали Ермакову выступать где попало со своими «откровениями».

Покойный Мурзин не верил в истинность «Записки Юровского», называл ее фальсификацией. Но почему мы должны безоговорочно верить «Записке Ермакова»?

Воспоминания Ермакова дошли до нас в двух вариантах. Так как за малыми исключениями они полностью совпадают с мурзинским текстом, мы не будем их цитировать, приведем лишь одну фразу, для того чтобы понять всю ее «историческую ценность». Речь идет о том, в каком тоне Ермаков беседует с Юровским. Перед тем как эту фразу процитировать, поясним читателю: в июле 1918 года Юровский был членом Уральского и Екатеринбургского советов, заместителем председателя уральской ЧК, членом военного отдела облисполкома, а Ермаков мелким карателем, занимавшимся в дни революции и Гражданской войны убийствами и разбоями на Урале. Так вот как этот каратель, по его рассказам, разговаривает с одним из большевистских уральских вождей (сохраняем полностью орфографию автора): «Кагда было все в порядке, тогда я коменданту дома в кабинеты дал постановление облостного исполнительного Комитета Юровскому, то он усомнился, по нему всех, но я ему сказал нада всех и разговаривать нам свами долго нечего, время мало, пора npucmynamb»U7S.

Заметим, как через безграмотное хвастовство Ермакова нас тонко подводят к одной мысли: Юровский-то был против убийства всей Семьи, это Ермаков настоял. И Мурзин, борец с «большой большевистской ложью», с воодушевлением эту самую ложь подхватывает и делает из нее «предсмертную исповедь Ермакова».

Но до нас дошли не только вышеназванные воспоминания Ермакова, благо он много выступал и раздавал интервью. О чем же рассказывал Ермаков своим слушателям?

В 1935 году американский журналист Галибуртон побывал в СССР и, в частности, в Свердловске. Там он посетил Ипатьевский дом и встретился с Ермаковым. Читатель, который застал существование даже брежневского СССР, не говоря уже про сталинский, конечно же знает, что иностранцы могли свободно разъезжать, куда хотели, по всей территории страны, могли свободно встречаться с кем угодно, не рискуя попасть под опеку всевидящего КГБ. Особенно этим отличались

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -[156] -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading