Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


поддержке и согласии Антанты в захваченных районах формируются два белых правительства: 8 июня в Самаре -Комитет членов Учредительного собрания (Комуч), 23 июня в Омске — Временное сибирское правительство. Одновременно формируются так называемая Народная армия Комуча, которой командовал подполковник Н.А. Галкин, и Сибирская армия под командованием генерал-майора А.Н. Гришина-Алма-зова.

Главную роль было суждено сыграть Комучу. Первоначально Комуч состоял из пяти эсеров, членов распущенного большевиками Учредительного собрания (В.К. Вольский - председатель, И.М. Брушвит, П.Д. Климушкин, Б.К. Фортунатов, И.П. Нестеров). Впоследствии комитет пополнился прибывшими в Самару членами Учредительного собрания, главным образом эсерами. «В начале мая 1918 года, - писал генерал А.И. Деникин, — собрался 8-й совет партии социал-революционеров, на котором постановлено было перейти к открытой борьбе с советской властью. Социал-революционеры воспользовались широко восстанием чехословаков. И, когда бригада Чечека 8 июля овладела Самарой, было объявлено, что власть переходит к Комитету членов Учредительного собрания ("Комуч "). Демократический покров, популярный еще в русской общественности, прикрывал новую диктатуру — партии социал-революционеров, безраздельно овладевших властью»1040.

Органом управления был Совет управляющих ведомствами во главе с Е.Ф. Роговским. Комуч объявил себя верховной властью, временно действующей от имени Учредительного собрания. Комуч декларировал восстановление демократических свобод: был установлен 8-часовой рабочий день, разрешен созыв рабочих конференций и крестьянских съездов, сохранялись фабзавкомы и профсоюзы. Был создан так называемый Совет рабочих депутатов. Комуч отменил декреты Советской власти, возвратил фабрики, заводы и банки их прежним владельцам, объявил свободу частной торговли, восстановил земства, городские думы. Как признавал генерал П.П. Петров, в Комуче царили порядки «времен Керенского»1041.

По своей сути Комуч был органом власти эсеров, то есть таких же лютых врагов Царя, как и большевики. Их мятеж против большевиков был вызван не принципиальными идеологическими разногласиями, а самой примитивной борьбой за власть. Большевики ее делить ни с кем не хотели, значит, ее нужно было у них забрать силой. Методы же у главарей Комуча были такими же, как и у большевиков. Вот, например, как действовал «борец за свободу» эсер Б.К. Фортунатов: «С отрядом Каппеля, — вспоминал белый офицер В. Воропаев, - всегда следовал член Учредительного собрания Б. К. Фортунатов. Официально он считался членом Самарского военного штаба, в то же время выполняя у спешно обязанности рядового бойца-разведчика. Сравнительно молодой (лет тридцати), он был энергичным и совершенно бесстрашным человеком. Ему как-то на моих глазах удалось захватить в овраге четырех красноармейцев. Спокойно что-то сказал всегда следовавшему за ним черкесу «Дуко». Тот, не задумываясь, моментально по очереди пристрелил этих четырех пленников. Случайно я все это видел и потом вечером, когда мы отдыхали, спросил его, почему он приказал Дуко пристрелить красногвардейцев. Приказ — пленных не расстреливать. Он равнодушно ответил: «Но ведь был бой/»1042.

Видимо, Воропаев считал «совершенным бесстрашием» расстрел беспомощных и сдавшихся в плен людей, но мы не можем не назвать это «бесстрашие» свойством преступной натуры эсеровского боевика Фортунатова.

Надо сказать, что участники Комуча как политики были довольно трусоваты и политические споры предпочитали вести за столами и кафедрами. Они, безусловно, никогда бы не выступили против большевиков, если бы не два обстоятельства: восстание чехов и покровительство ему со стороны Антанты. Чешские штыки и западные деньги должны были свергнуть большевиков и отдать власть Комучу. Попав в зависимость от Антанты, Комуч был ее верным ставленником. Таким образом, состав и партийная принадлежность руководителей Комуча не оставляют никаких сомнений в их не просто равнодушии к свергнутому Императору Николаю II и его Семье, но и в прямом враждебном к ним отношении. Никаких планов освобождения, а тем более восстановления на престоле Государя или кого-либо из его Семьи, у эсеровских главарей Комуча быть не могло и не было. В связи с этим весьма характерны воспоминания Э. Диля, который после освобождения Екатеринбурга армией Комуча и чехами в июле 1918 года был послан военными кругами для перевоза архивных материалов, касающихся Царской Семьи, в Томск. В Екатеринбурге Диль был представлен офицеру контрразведки мичманом X., который помогал следователю И.А. Сергееву расследовать дело об убийстве Царской Семьи. «Прежде всего оказалось, — пишет Диль, — что он — убежденный с.-р. (эсер. — П. М.) и гораздо больше интересовался перипетиями образования Сибирского Правительства, чем розысками по делу об убийстве»1043.

Не менее характерны и воспоминания В.П. Аничкова:

«Уже в то время радостное чувство освобождения от коммунистов начало сменяться разочарованием и смутным сознанием того, что ожидаемое не свершилось и не свершится. Прежней России уже нет, среди хаоса безвластия все сильнее начинал чувствоваться переход власти в руки чешского командования. И не только чехи превращаются из бесправных пленных в господ положения, но сама власть разделяется и, пожалуй, сосредотачивается в руках английских и французских консулов. Особенно поражался я энергии и смелости, проявленной местными евреями — Атласом, Раснером и особенно Кролем. Последний внезапно появился в Екатеринбурге, будто бы только что, пробравшись через фронт из Москвы, и действовал от имени Комитета Освобождения Родины. С этого момента главная роль местного политического деятеля, несомненно, перешла к нему. Особенно неприятно было, что он настоял перед полковником Шерехов-ским на созыве думы не последнего дореволюционного состава, как предполагал я, а революционного. Иначе говоря, этот акт призывал население признать все изданные в революционном угаре законы Временного правительства, нуждавшиеся в серьезной поправке или просто в отмене. Мне становилось непонятным, почему мы, идущие против революции, должны признавать законы Керенского только потому, что правительство это считалось признанным союзниками»1044.

Но чешским восстанием и Комучем воспользовались множество русских людей, уже успевших с лихвой познать все прелести большевизма, которые не преминули присоединиться к этому антибольшевистскому движению. Среди них было немало офицеров, в том числе и монархистов. Однако они не только не составляли большинства в так называемой «Народной Армии» Комуча, но и не имели в ней никакого влияния. Вот как вспоминал образ армии Комуча генерал Сахаров: «В Бузулуке я увидел первый полк новой народной армии. Без погон, со щитком наподобие чешского на правом рукаве, почему-то с георгиевской ленточкой, вместо кокарды, на фуражке. Вид полутоварищеский»1045.

И вот эти «полутоварищи», ведомые февральскими антантовскими заговорщиками и руководимые эсеровскими боевиками, якобы собирались, как нас пытаются уверить разные быковы, родзинские, юровские и касвиновы, «во что бы то ни стало» освободить Царскую Семью и из-за всех сил «рвались» для этого к Екатеринбургу!

Барон Будберг писал о солдатах «Народной Армии»: «Мне кажется, что большинство из них лишь случайно не на красной стороне: кому не пришлось случайно в сложившейся обстановке, а кто по привычке шарахнулся на свою, оказавшуюся белой, сторону»1046.

Но многие из тех, кто называл себя монархистами, так же были далеки от людей, стремящихся спасти Государя и Царскую Семью. Скорее, они грезили о восстановлении монархии и своих привилегий, строили на этом свои амбициозные планы. При этом никакого понимания апокалиптичности переживаемого момента, того, что так остро чувствовали Государь и Государыня, у этих людей не было и в помине. Мечты о предстоящей кровавой мести пронизывали все настроения этих людей. По дневниковым записям Будберга: «Вечер провел в компании в лице трех полковников, которые очень много говорилиу жаждали мести, вторжения в Россию и истребления серых шинелей; бахвалились, что сами берутся уничтожать по нескольку десятков товарищей за прием, "собственноручно пуская им пули в живот". Печально то, что такие глупые и бахвальные излияния показывают чаяния и глубину понимания уже не зеленой молодежи, а трех штаб-офицеров, имеющих за собой побольше десятка лет кадровой службы. Какое-то помешательство на идее реванша скорого и жестокого, отожествляемого со спасением России. Только уроды не способны понять того, что стряслось с Россией в прошлом году. <...> Орловцы по прибытии на станцию Эхо ознаменовали сие грандиозным пьянством с битьем

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -[129] -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading