Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


открыть окна для проветривания, в чем ему было отказано.

В Екатеринбурге состояние здоровья Узников Ипатьевского дома резко ухудшилось. Цесаревич постоянно болел, его мучили боли в колене, следствие его тяжелой болезни — гемофилии. Фактически, с редкими периодами улучшения, Наследник страдал все время пребывания в Екатеринбурге и практически не мог самостоятельно ходить. На прогулки Государь его выносил на руках.

Нервное перенапряжение сказалось и на железном здоровье Императора Николая II. Если в Тобольске мы не найдем практически ни одного упоминания о недомогании Императора, то в Екатеринбурге такие упоминания встречаются довольно часто. 22 мая/5 июня Николай II записывает в дневник: «Уменя болели ноги и поясница, и спал плохо»; 23 мая/6 июня: «Уменя самочувствие было кислое»; 24 мая/7 июня: «Весь день страдал болями от геморроидальных шишек, поэтому ложился на кровать»; 25 мая/8 июня: «День рождения дорогой Алике провел в кровати с сильными болями в ногах и в др. местах\». В «Книге дежурств» так же имеются отметки о плохом самочувствии Императора Николая II: «7июня. По заявлению доктора Боткина, вследствие расширения вен, заболел Николай Романов и с утра не вставал с постели, где его и кормили».

Императрица Александра Федоровна в своих дневниках жалуется на свои обычные недомогания: мигрени и боли в сердце.

Постоянно страдал почечными коликами доктор Боткин. Приступы болезни становились для него все мучительнее. 10/23 июня Николай II отмечал в дневнике: «Евгений Сергеевич заболел почками и очень страдал». Об этом же пишет и Государыня в своем дневнике: «Пошла с Татьяной к Е.С., у которого были колики почек, и она ему сделала инъекцию морфия. Страдает очень сильно».

Начиная с 4/17 июня пищу для Царской Семьи стал готовить повар Харитонов непосредственно в доме Ипатьева. «Со вчерашнего дня, - писал в своем дневнике Государь 5/18 июня, — Харитонов готовит нам еду, провизию приносят раз в два дня. Дочери учатся у него готовить и по вечерам месят муку, а по утрам пекут и хлеб! Недурно\»947

По роковому стечению обстоятельств почти все члены Царской Семьи встретили в Екатеринбурге свой последний день рождения. 6/19 мая Императору Николаю И исполнилось 50 лет, 25 мая/8 июня Императрице Александре Федоровне — 46 лет, 29 мая/12 июня Великой Княжне Татьяне Николаевне — 21 год, 5/18 июня Великой Княжне Анастасии Николаевне — 17 лет, 14/27 июня Великой Княжне Марии Николаевне — 19 лет. Четыре месяца не дожила до своего 23-летия Великая Княжна Ольга Николаевна (3/16 ноября), и 13 дней не дожил до своего 14-летия Наследник Цесаревич Великий Князь Алексей Николаевич (30 июля/13 августа).

Между тем как рука палача готовилась вписать точные даты предстоящего злодеяния, в Ипатьевском доме происходили события, исполненные глубокого трагизма. 1/14 июля 1918 года, за два дня до убийства, состоялось последнее богослужение в жизни Царской Семьи. Была отслужена обедница. Служил настоятель Екатерининского собора отец Иоанн Сторо-жев, и, прежде чем дать описание этой последней службы Царской Семьи, следует сказать несколько слов об отце Иоанне. Иван Владимирович Сторожев стал священником в 1917 году, после Февральской революции. До этого он окончил юридический факультет Киевского университета, работал в Екатеринбурге присяжным поверенным, товарищем прокурора, адвокатом. Февральскую революцию Сторожев встретил сочувственно и даже работал в городской милиции. То, что Иван Сторожев не был монархистом, видно даже из той лексики, которую он применяет по отношению к Царской Семье. В своих показаниях он ни разу не назвал Императора Николая 11 Государем или Его Величеством, а исключительно Николаем Александровичем, Государыню — Александрой Федоровной, Великих Княжон - Дочерьми, Наследника Цесаревича — Алексеем Николаевичем.

Но, пожалуй, самое странное в биографии Сторожева, это его близкие товарищеские отношения с неким С.Я. Смарагдовым. Этот Смарагдов, будучи аспирантом одной из духовных академий, приехал на богомолье в Оптину Пустынь. Там он самочинно наложил на себя тяжелый пост и днем и ночью проводил время в молитве, не оставляя времени на сон и отдых. По этому поводу он имел разговор с оптинскими старцами, которые предупредили молодого человека об опасности такого чрезмерного рвения и сказали, что он может повредиться и впасть в прелесть. Тем не менее Смарагдов продолжал делать по-своему и вскоре у него случился острый психоз и он стал опасен для окружающих. В связи с этим Смарагдов был помещен в монастырскую больницу, где двери запирались на ключ, а на окнах были тяжелые решетки. Однажды, во время литургии во Введенском храме, незадолго до таинства Евхаристии, в церковь вошел абсолютно голый человек, который важно прошел к Царским Вратам, отвесил троекратный поклон, перекрестился и вдруг резко распахнул Врата, ворвался в алтарь, сбросил с престола Святое Евангелие, крест и, вскочив на престол, поднял вверх руки, символизируя, по словам оптинских старцев, «того, кто в последние времена воссядет на мировой престол», то есть Антихриста. Этим человеком оказался Смарагдов. По словам присутствующих монахов, на них при этом напал такой столбняк, что они не могли сдвинуться с места. Наконец несколько молодых и сильных монахов попытались задержать Смарагдова, но тот оказал яростное сопротивление, отшвырнув их от себя, причем одного из монахов он чуть не убил, запустив в него тяжелым крестом с мощами. Когда наконец его задержали, то на вопрос, помнит ли он, что он делал, Смарагдов ответил, что да, он все отлично помнит. По его словам, когда он находился запертым в своей комнате, он услышал голос, который повелел ему это совершить, и «горе бы мне, если бы я не повиновался этому повелению». Голос сказал Сма-рагдову: «Иди скорее, торопись, а то будет поздно». После чего Смарагдов выломал железную решетку, вырвался на свободу и совершил святотатство948.

Помещенный в психиатрическую больницу Смарагдов тем не менее очень быстро пришел в себя и стал полностью вменяемым человеком. Вскоре он покинул больницу, перебрался в Екатеринбург и одно время занимался адвокатурой, где и познакомился с другим адвокатом Иваном Сторожевым. Между ними завязалась тесная дружба. Примечательно, что и Смарагдов, и Сторожев примерно в одно и то же время, то есть накануне и сразу после февральского переворота, приняли священнический сан. После октябрьского переворота Смарагдов стал известен как один из ярых разорителей храмов и монастырей, а Сторожев тем, что, по настоянию Юровского, совершил последнюю церковную службу в жизни Царской Семьи.

1/14 июля отец Иоанн Сторожев служил обедницу в Доме особого назначения второй раз. В первый раз это было 20 мая/2 июня, когда комиссаром еще был Авдеев. Тогда о. Иоанн обратил внимание на бросающийся в глаза болезненный вид Наследника Цесаревича, который был «бледен до такой степени, что казался прозрачным». Государь был одет в гимнастерку защитного цвета без погон, с орденом Св. Георгия на груди. «Николай Александрович, — вспоминал Сторожев, — произвел на меня впечатление своей твердой походкой, своим спокойствием и особенно своей манерой пристально и твердо смотреть в глаза. Никакой утомленности или следов душевного угнетения в нем я не приметил. Показалось мне, что у него в бороде едва заметны седые волосы. <... > Что всегда особенно останавливало мое внимание, это та исключительная, я прямо скажу, почтительность к носимому мною священническому сану, с которой отдавали каждый раз поклон все члены семьи Романовых в ответ на мое молчаливое им приветствие при входе в зал и затем по окончании богослужения»949.

1/14 июля о. Иоанн оказался в Ипатьевском доме второй раз. Сторожев показывал на следствии, что, как он узнал накануне 30 июня/13 июля, в этот день обедницу там должен был служить другой священник, отец Анатолий Меледин, и он уже об этом предупрежден комендантом, последнего Сторожев называет «известным своей жесткостью неким Юровским, бывшим фельдшером». Поэтому о. Иоанн собирался служить литургию в Екатерининском соборе. Однако часов в 8 утра 14 июля к нему на квартиру постучали. Отворив дверь, Сторожев увидел солдата, который уже приходил к нему 2 июня, с требованием явиться в дом Ипатьева для службы там обедницы. На этот раз солдат повторил то же самое требование, заявив, что священника комендант «требует» в дом Ипатьева, чтобы служить обедницу. На возражение Сторожева,

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -[113] -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -158 -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading