Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
>

Николай II. Дорога на Голгофу.


стали три старшие дочери. Младшая, Анастасия, почему-то отошла к горничной, прислонившейся к косяку запертой двери в следующую комнату-кладовую. В середине комнаты поставили стул для наследника, правее сел на стул Николай II, за креслом Алексея встал доктор Боткин. Повар и лакей почтительно отошли к столбу арки в левом углу комнаты и стали у стенки. Свет лампочки настолько слаб, что стоящие у противоположной закрытой двери две женские фигуры временами кажутся силуэтами, и только в руках горничной отчетливо белеют две большие подушки.

Романовы совершенно спокойны — никаких подозрений. Николай II, царица и Боткин внимательно разглядывают меня с Ермаковым, как людей новых в этом доме. Юровский отзывает Павла Медведева, и оба выходят в соседнюю комнату. Теперь слева от меня против царевича Алексея стоит Гриша Никулин, против меня — царь, справа от меня - Петр Ермаков, за ним пустое пространство, где должен встать отряд латышей.

Стремительно входит Юровский и становится рядом со мной. Царь вопросительно смотрит на него. Слышу зычный голос Якова Михайловича:

— Попрошу всех встать!

Легко, по-военному встал Николай II; зло сверкнув глазами, нехотя поднялась со стула Александра Федоровна. В комнату вошел и выстроился как раз против нее и дочерей отряд латышей: пять человек в первом ряду, и двое — с винтовками — во втором. Царица перекрестилась. Стало так тихо, что со двора через окно слышно, как тарахтит мотор грузовика. Юровский на полшага выходит вперед и обращается к царю:

— Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики... — Яков Михайлович повышает голос и рукой рубит воздух: — ... на нас возложена миссия покончить с домом Романовых!

Женские крики: "Боже мой! Ах! Ох!" Николай II быстро бормочет:

— Господи, Боже мой!Господи, Боже мой! Что ж это такое?!

— А вот что такое! — говорит Юровский, вынимая из кобуры маузер.

— Так нас никуда не повезут ? — спрашивает глухим голосом Боткин.

Юровский хочет ему что-то ответить, но я уже спускаю курок моего браунинга и всаживаю первую пулю в царя. Одновременно с моим вторым выстрелом раздается первый залп латышей и моих товарищей справа и слева. Юровский и Ермаков также стреляют в грудь Николая II, почти в ухо. На моем пятом выстреле Николай II валится снопом на спину.

Женский визг и стоны; вижу, как падает Боткин, у стены оседает лакей и валится на колени повар. Белая подушка двинулась от двери в правый угол комнаты. В пороховом дыму от кричащей женской группы метнулась к закрытой двери женская фигура и тут же падает, сраженная выстрелами Ермакова, который палит уже из второго нагана. Слышно, как лязгают рикошетом пули от каменных столбов, летит известковая пыль. В комнате ничего не видно из-за дыма — стрельба идет уже по еле видным падающим силуэтам в правом углу. Затихли крики, но выстрелы еще грохочут — Ермаков стреляет из третьего нагана. Слышен голос Юровского:

— Стой! Прекратить огонь!

Тишина. Звенит в ушах. Кого-то из красноармейцев ранило в палец руки и в шею — то ли рикошетом, то ли в пороховом тумане латыши из второго ряда из винтовок обожгли пулями. Редеет пелена дыма и пыли. Яков Михайлович предлагает мне с Ермаковым как представителям Красной Армии засвидетельствовать смерть каждого члена царской семьи. Вдруг из правого угла комнаты, где зашевелилась подушка, женский радостный крик:

— Слава Богу! Меня Бог спас!

Шатаясь, подымается уцелевшая горничная — она прикрылась подушками, в пуху которых увязли пули. У латышей уже расстреляны все патроны, тогда двое с винтовками подходят к ней через лежащие тела и штыками прикалывают горничную. От ее предсмертного крика очнулся и часто застонал легко раненный Алексей — он лежит на стуле. К нему подходит Юровский и выпускает три последние пули из своего "маузера". Парень затих и медленно сползает на пол к ногам отца. Мы с Ермаковым щупаем пульс у Николая — он весь изрешечен пулями, мертв. Осматриваем остальных и достреливаем из "кольта" и ермаковского нагана еще живых Татьяну и Анастасию. Теперь все бездыханны.

К Юровскому подходит начальник охраны Павел Спиридонович Медведев и докладывает, что выстрелы были слышны во дворе дома. Он привел красноармейцев внутренней охраны для переноски трупов и одеяла, на которых можно носить до автомашины. Яков Михайлович поручает мне проследить за переносом трупов и погрузкой в автомобиль. Первого на одеяло укладываем лежащего в луже крови Николая II. Красноармейцы выносят останки императора во двор. Я иду за ними. В проходной комнате вижу Павла Медведева — он смертельно бледен и его рвет, спрашиваю, не ранен ли он, но Павел молчит и машет рукой.

Около грузовика встречаю Филиппа Голощекина.

— Ты где был ? — спрашиваю его.

— Гулял по площади. Слушал выстрелы. Было слышно. — Нагнулся над царем.

— Конец, говоришь, династии Романовых?!Да...

Красноармеец принес на штыке комнатную собачонку Анастасии — когда мы шли мимо двери (на лестницу во второй этаж) из-за створок раздался протяжный жалобный вой — последний салют императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с царским.

— Собакам — собачья смерть! — презрительно сказал Голощекин.

Я попросил Филиппа и шофера постоять у машины, пока будут носить трупы. Кто-то приволок рулон солдатского сукна, одним концом расстелили его на опилки в кузове грузовика — на сукно стали укладывать расстрелянных»"*2.

Невооруженным глазом видно, что эти так называемые «воспоминания» насквозь лживы и фактически списаны со всех известных Кудрину свидетельств с добавлением примитивной отсебятины. Разве можно серьезно относиться к таким утверждениям Кудрина, что решение, каким способом убивать Царскую Семью, обсуждалось в ночь убийства, за несколько часов до преступления? Так не поступают даже воры, готовящие более-менее серьезную кражу. Мы уж не говорим о том, что все это вступает в полное противоречие со всеми приведенными выше свидетельствами. В ходе своих «воспоминаний» Кудрин, как и Ермаков, постоянно выпячивает свою персону. Это проявляется даже в мелочах, не относящихся к убийству. Так, Кудрин лжет, что будто бы выступление анархистов было подавлено им и Родзинским, хотя хорошо известно, что мятеж подавлял Хохряков. Кроме того, Кудрин приписывает себе и первую пулю, выпущенную в Царя, и в целом ведущую, руководящую роль. Можно ли себе представить, чтобы Кудрин распоряжался или даже просил Голощекина «присмотреть за трупами» в момент их погрузки? Вопреки здравому смыслу Кудрин приписывает латышам наличие винтовок, из которых те еще и стреляют в замкнутом пространстве! Лихорадочно компилируя свои «воспоминания» из разных свидетельств, Кудрин использует и показания Павла Медведева, и «Записку» Юровского, и, по всей видимости, «Исповедь Белобородова» (это видно по описанию тусклой лампочки в комнате убийства — сведений, приводимых только у Белобородова), и, конечно, свидетельства других фальсификаторов, таких как Родзинский и Никулин. При этом Кудрин в частностях расходится с другими текстами. Так, он указывает, что трое латышей отказались принимать участие в убийстве (у Юровского отказались «стрелять в девиц» двое латышей), вместо простыней, из которых были сделаны носилки для выноса трупов (что утверждает в своих показаниях Павел Медведев), появляются одеяла, пули отскакивают от несуществовавших в той комнате «каменных столбов» (у Юровского «каменная стенка») и т. д.

«Воспоминания Кудрина» расходятся с другими свидетельствами и в описании подушки, которую якобы держала Демидова. Если ранее речь шла о «маленькой подушке», то у Кудрина она превращается в две большие подушки.

Но у Кудрина имеется ряд весьма интересных подробностей, которые свидетельствуют о том, что убийство сопровождалось глумлением над жертвами. Нам неизвестно, откуда

знал об этих подробностях Кудрин. Вполне возможно, что он и наблюдал их сам. Речь идет об убийстве собаки, труп которой был брошен рядом с Царскими трупами со словами Голощекина: «Конец, говоришь, династии Романовых!» Как мы увидим, Кудрин не единственный, кто упоминает об этом.

Если обобщить «воспоминания» Кудрина, то картина получается следующей: в убийстве участвовало семь латышей, Юровский, Кудрин, Ермаков и Никулин;

Страницы:1 -2 -3 -4 -5 -6 -7 -8 -9 -10 -11 -12 -13 -14 -15 -16 -17 -18 -19 -20 -21 -22 -23 -24 -25 -26 -27 -28 -29 -30 -31 -32 -33 -34 -35 -36 -37 -38 -39 -40 -41 -42 -43 -44 -45 -46 -47 -48 -49 -50 -51 -52 -53 -54 -55 -56 -57 -58 -59 -60 -61 -62 -63 -64 -65 -66 -67 -68 -69 -70 -71 -72 -73 -74 -75 -76 -77 -78 -79 -80 -81 -82 -83 -84 -85 -86 -87 -88 -89 -90 -91 -92 -93 -94 -95 -96 -97 -98 -99 -100 -101 -102 -103 -104 -105 -106 -107 -108 -109 -110 -111 -112 -113 -114 -115 -116 -117 -118 -119 -120 -121 -122 -123 -124 -125 -126 -127 -128 -129 -130 -131 -132 -133 -134 -135 -136 -137 -138 -139 -140 -141 -142 -143 -144 -145 -146 -147 -148 -149 -150 -151 -152 -153 -154 -155 -156 -157 -[158] -159 -160 -161 -162 -163 -164 -165 -166 -167 -168 -169 -170 -171 -172 -173 -174 -175 -176 -177 -178 -179 -180 -181 -182 -183 -184 -185 -186 -187 -188 -189 -190 -191 -192 -193 -194 -195 -196 -197 -198 -199 -200 -201 -202 -203 -204 -205 -206 -207 -208 -209 -210 -211 -212 -213 -214 -215 -216 -



Loading